Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Спорт

Мухи отдельно, атлеты отдельно

Понедельник, 21 декабря 2009

В зале тяжелой атлетики «мухачи» и тяжи работают рядом…

Размер имеет значение. И еще какое. Это на бумаге килограммы и сантиметры теряются и в хитросплетениях статистической цифири порой невозможно отличить чемпиона–тяжеловеса от его более легких соседей по пьедесталу. «Мухи». Даже в самом прозвище спортсменов, выступающих в легких весовых категориях, кроется какая–то издевка. Мол, несерьезно это все. То ли дело — тяжи! Суператлеты, способные свернуть горы… Лично мне легковесов даже немного жаль. Ведь работают ребята наравне со всеми, а самый сладкий кусок славы все равно достается не им. Хотя, быть может, все это разделение — лишь вымысел и разницы между «мухами» и атлетами нет?

Большая разница

В зале тяжелой атлетики «мухачи» и тяжи работают рядом. Одинаковые штанги, одинаковая программа… Отличаются только количество и цвет навешенных на гриф «блинов». Но на самом деле особенности в работе существуют. Взять, к примеру, питание. «Мухи» едят меньше и менее калорийную пищу. Иначе им будет сложнее вписаться в свою весовую категорию. Тяжам и здесь повезло. Диета для них, конечно, существует, но список разрешенных продуктов куда шире и рассказы о том, как за несколько дней до контрольного взвешивания гоняющим вес спортсменам начинают сниться фонтаны и ломящиеся от блюд столы, — точно не про них. Впрочем, «мухи» берут в другом.

— Главная разница все–таки в психологии, — считает главный тренер национальной сборной по тяжелой атлетике Александр Гончаров. — Спортсмены, выступающие в легких весовых категориях, как правило, более взрывные и скоростные. Кроме того, как показывает практика, если брать в расчет удельный вес, то «мухачи» в большинстве своем… сильнее тяжей.

Как гласят методические пособия, при увеличении габаритов масса всегда растет с опережением силы. Именно поэтому тяжелоатлет весом 60 килограммов может толкнуть три своих веса, тогда как для большинства супертяжей потолком становятся всего два. Уникумы–экстремалы вроде Халила Мутлу или Андрея Арямнова не в счет. Впрочем, на соревнованиях относительные величины в любом случае не в почете. Там всех интересует количество поднятых килограммов, и здесь у «мух» шансов нет. Эта социальная несправедливость накладывает соответствующий отпечаток и на характер спортсменов.

В чем сила?

— Зависть была всегда, — объясняет Гончаров. — Не только в спорте, конечно, но здесь она проявляется более отчетливо. Это только в теории и официальных протоколах олимпийский чемпион в весе 56 килограммов звучит точно так же, как и обладатель «золота» в 105–килограммовой категории. Де–факто же тяж есть тяж. Как показывает практика, «мухи» всегда в каком–то роде психологически ущербны. И избавиться от этих комплексов, от чувства, что они всегда на ступеньку ниже, удается далеко не всем.

Тяжи выступают всегда в прайм–тайм, вокруг них толпы поклонников и просто зевак, которым интересно взглянуть на бой титанов. Во все времена именно поединки борцов–тяжеловесов собирали максимальные аудитории, а присутствие на ковре атлетов уровня Александра Медведя и вовсе являлось гарантом аншлага. «Ко мне в Иране или Турции даже детей приводили, — вспоминает Александр Васильевич. — Считали, что если они до меня дотронутся, то и их Аллах наградит такой же силой и мощью. Да и товарищи по команде, я чувствовал, завидовали, хотя я всегда считал, что суть не в размере».

Сами «мухи» от подобных рассуждений в лучшем случае уклоняются, в худшем — принимают боевую стойку. Хотя исключения есть у любого правила. И примеров тому, как миниатюрные штангисты–«домкраты» или боксеры добивались выдающихся результатов и мирового признания, хватает. Халила Мутлу вспомните, китайских штангистов, собравших 12 из 15 золотых наград минувшей Олимпиады, и боксера Мэнни Пакьяо, наконец, который умудрился собрать чемпионские пояса в восьми весовых категориях, начиная с наилегчайшей, став самым лучшим боксером современности. Что выглядит еще более почетным, если вспомнить, что конкуренция в малом весе и в прежние годы была серьезной, а с приходом на помосты и борцовские ковры азиатских атлетов и вовсе начала зашкаливать. Чтобы выплыть в этом «китайском море», одного характера и оптимизма мало. Немаловажно еще и умение тренера настроить подопечного на правильную волну.

— Комплекса «большого чемпиона» в спорте нет, — уверен еще один борец–чемпион Камандар Маджидов, выступавший в весовой категории 62 килограмма. — Возможно, для страны, для болельщиков титул чемпиона в тяжелом весе может показаться более важным, но медаль — она и в Африке медаль, и в кругу спортсменов чемпионов уважают одинаково. Более того, победа в легком весе может быть даже более почетна: за медали здесь, бывает, борются по 45 человек, тогда как у тяжей на ковер выходит вдвое меньше претендентов. Главное — правильный настрой и подготовка!

Из моськи в слона

И вот здесь начинаются сплошные нюансы. На счету каждый грамм. Чуть меньше — теряется сила, больше — спортсмен становится менее резким, проигрывает в скорости… И найти эту тонкую грань очень непросто. Недаром ведь считается, что атлетов–тяжей и спортсменов–«мух» должны тренировать соответствующие наставники. Это не догма — скорее жизненное наблюдение. Сами спортсмены, правда, опровергают его, отмечая, что живут они вместе (по рассказам тренеров, зачастую «мухи» даже специально просят поселить их вместе с друзьями–тяжами), в зале работают также в одно время и нередко советы более техничных легковесов могут оказаться весьма полезными для их тяжелых коллег.

— Конечно, ребята что–то обсуждают, что–то подсказывают друг другу, — не соглашается Гончаров. — Со стороны–то виднее. Но тем не менее мне как тяжу всегда было легче работать с представителями тяжелых категорий. Проще с ними, что ли…

— Когда работаешь с «мухачами», главное — направить их энергию в нужное русло, — делится опытом Маджидов. — Они, особенно когда вес согнали, и вправду становятся кусачими, дерзкими… Палец в рот не клади. А тяжи по натуре более покладистые, добрые. Их зачастую нужно специально разгонять, настраивать на соревнования. Но зато уж если разгонишь…

— В этом отношении очень показательным примером может быть Сергей Ляхович, — будущего супертяжелого чемпиона мира среди профессионалов Владимир Гришук тренировал еще на любительском ринге, где Сергею не хватило одного–единственного удара до олимпийской награды. — Он ведь не был одарен от природы. Медлительный, скованный… И то, чего он в результате добился, его техника и скорость — это результат огромной работы.

На его примере можно увидеть и что случается, когда в отработанной годами системе подготовки происходит сбой и на ринг спортсмен выходит с грузом лишних килограммов. Больших чемпионов видно издалека, но и падают они с куда большим грохотом. «Тяжеловесам всегда было сложнее держать рабочий вес, чем легким бойцам, — объясняет Гришук. — Но все реально. Я не хочу сказать, что при желании любой тяж может парить над рингом, словно муха, но то, что очень многое зависит от его работоспособности, — факт».

— Я тоже тяжем был, но скорость была, как у хорошего «мухача», — соглашается трехкратный олимпийский чемпион по борьбе Александр Медведь. — И этот козырь побить было просто нереально. Ведь соперники подсознательно настраиваются на то, что тяж будет вести поединок, как и положено тяжу. А в результате иногда даже сами противники не успевали сообразить, как именно я их положил на ковер. Это и привлекало зрителей. Так что здесь все дело не в весовых категориях, а в подготовке!

Потолок над килограммами

Впрочем, феномены вроде Александра Васильевича — редкость. Это легковесов набрать большой проблемы нет, а хорошие тяжеловесы (что в боксе, что в тяжелой атлетике) — товар штучный. И в отличие от своих коллег–«мух» созревают они долго. Уникумы вроде Карелина, ставшего чемпионом мира в 19 лет, — исключения, которых в последние годы на борцовском ковре становится все меньше. Это в прежние времена в супертяжелой категории ограничений не было и на ковре запросто могли встретиться 110–килограммовый Александр Медведь и почти вдвое более тяжелый американец Крисс Тэйлор, которого белорусский чемпион победил на Олимпиаде в Мюнхене. Сегодня подобные встречи, вызывавшие зрительский ажиотаж, невозможны: супертяжелый потолок в борьбе установлен на отметке 120 килограммов, что стало шлагбаумом на карьерах не одного талантливого спортсмена. Впрочем, все эти нюансы, как водится, остаются за кадром. А когда играет гимн и поднимается флаг, окружающих победителя соотечественников меньше всего волнует вопрос, сколько весит новоявленный чемпион.

Автор публикации: Дмитрий КОМАШКО

Источник: Портал Беларусь Сегодня