Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Спорт

Психологический барьер

Среда, 3 марта 2010

Пять лет назад в Гомельском государственном университете имени Франциска Скорины на факультете психологии и педагогики открылась новая специализация — «Спортивная психология». Начали бойко, эффектно. Абитуриентов, желающих освоить странно звучащую для наших краев профессию, набралось по шесть человек на место… Собственно, вот и дождались: скоро свежая партия спортивных психологов получит дипломы. Что дальше? Как будет использован столь ценный ресурс?

Идея подготовки подобных специалистов не нова. В теории все ясно: нагрузки растут, соответственно необходимо более эффективно (читай — до капли) использовать ресурсы организма — физические и психические. Научные разработки в психологии спорта ведет большинство стран. Самые успешные спортсмены привыкли рассчитывать на помощь не только тренера, но и психолога. Это в теории.

На практике — 30 дипломников нынче в замешательстве. Чем ближе распределение, тем более отчетливо и невзрачно выглядит перспектива. Как ни крути, нынче единственный потребитель психологов (пусть и спортивных) — областное управление образования. А это значит, что применять специфические знания по «выращиванию» рекордсменов предстоит в детских садах и школах. В должностях «обычных» психологов. В местных спортивных командах попросту не существует соответствующих ставок. Там, кажется, вообще не особо понимают, что это за зверь такой — спортивный психолог — и для чего он нужен…

…На гомельском телевидении есть чудесное ток–шоу «Перекресток». Один из выпусков посвятили как раз игровым видам спорта. Тема актуальная и больная (вспомним хотя бы «подвиг» футбольного «Гомеля»). Тогда руководителю областного управления физкультуры, спорта и туризма Василию Жаранкову и задали вопрос о судьбе спортивных психологов. Дескать, действительно ли светят им детсады и школы? Или, может, еще на что сгодятся?

— Вопрос философский… — посуровел Василий Жаранков. — Вот и знаменитый норвежский биатлонист Оле–Эйнар Бьорндален на Олимпиаду привез психолога, но он не помог… Можно накачать мышцы, но психологию не накачаешь. Специалистов необходимо выпускать под заказ, тогда они будут востребованны. Мы же таких заявок не получали и распределением не занимаемся. Сегодня лучшего психолога, чем личный тренер, и быть не может. Чему может научить будущего психолога оторванный от жизни преподаватель? И что этот мальчик с дипломом сможет посоветовать, скажем, тренеру Владимиру Асину в том, как настроить Игоря Макарова, чтобы он завоевал олимпийскую медаль?..

То есть, судя по всему, ждут молодых специалистов детсады и школы?

Зачем тогда, спрашивается, готовили? И готовят новых…

Галине Исаченко как раз скоро получать диплом. Уж она–то в полезности своей профессии не сомневается:

— Когда спрашивают, нужны ли спортивные психологи, возникает желание задать вопрос: «А нужны ли психологи вообще?» Ответ однозначен для школ, дошкольных учреждений и иных организаций, но далеко не очевиден для спортивных чиновников. Это при том, что спорт сопряжен с колоссальными психическими нагрузками, о которых в школе и речи нет! При этом ставка массажиста в командах есть, а психолога — нет… Кто из двух равных борцов выиграет? Как мобилизовать команду после двух пропущенных голов? Это как раз вопросы к психологу. Просто дайте нам шанс, и мы покажем, чего стоим.

Может быть, и вправду дать им шанс? Хотя, рассуждая о перспективах белорусских психологов, сами готовившие их специалисты соглашаются с тем, что проблемы существуют уже в самом механизме подготовки. «Нынешний образовательный стандарт не позволяет даже организовать производственную практику в спортивных командах», — сетует кандидат педагогических наук, доцент университета имени Скорины Александр Лытко.

В университете не скрывают: внедряя новую специальность, рассчитывали на то, что будет спрос. Тем более что объективно потребность в таких специалистах существует. В Германии или США обосновывать полезность психолога никому не придет в голову… У нас же все привыкли делать по старинке. Дескать, польза от психологов сомнительна, а вред (кто их там знает?) возможен…

Что ж, сегодняшние выпускники наверняка смогут обойтись без спорта и найти свое место в школе, оставив багаж специальных знаний про запас. Запас, правда, рискует так и оказаться неприкосновенным. Потому что для большинства спортивных специалистов вопрос Василия Жаранкова про тренера Асина и дзюдоиста Макарова звучит куда более резонно, чем рассуждения о мировой практике. «Что может предложить матерым наставникам эта зеленая и самонадеянная молодежь?» — разводят руками спортсмены. Чтобы узнать это, нужно как минимум дать ей слово…

Татьяна МОРОЗОВА, Гомель.

Взгляд из Минска

— В последние годы спортивная психология становится все более востребованной, — рассуждает директор НИИ физкультуры и спорта Николай Кручинский. — Например, один из последних наших проектов, который мы реализовали совместно с НИИ неврологии, связан с повышением помехоустойчивости спортсменов. Ведь одно дело тренировка и совершенно другое — переполненный стадион и финал какого–нибудь серьезного турнира. К слову, эти разработки активно применяются женской сборной по баскетболу и борцами. Наш филиал работает в центре по легкой атлетике…

По убеждению Кручинского, начиная с кадетского возраста спортсмену необходима не просто психологическая помощь — ему нужен специально подготовленный специалист высокого уровня. «В спорте высших достижений, где счет на сотые доли, а на кону олимпийские награды, психология вообще начинает граничить с психотерапией, — объясняет Николай Генрихович. — И потому, несмотря на то, что какое–то количество спортивных психологов у нас в стране есть, много таких специалистов, тем более прошедших специальную подготовку, просто не бывает».

— У нас было уже три выпуска спортивных психологов, и те, кто хотел работать по специальности, без проблем трудоустроились, — объясняет доцент кафедры спортивной психологии БГУФК, кандидат психологических наук Елизавета Мельник. — Кто–то работает у нас в университете, кто–то — в национальных командах, кто–то в специализированных школах. Спрос на наших выпускников очень большой. К слову, в Российском государственном университете физической культуры только в прошлом году начали готовить таких специалистов — там тоже дефицит. Проблема в том, что многие не понимают разницы между обычным и спортивным психологом. Считают эти две специализации взаимозаменяемыми. Хотя на самом деле программа обучения существенно отличается и приходящие не на свое место специалисты просто не могут работать эффективно. Самое интересное, что руководители спортивных организаций имеют право вводить в штатное расписание ставку «тренер–психолог», но зачастую просто не хотят это делать. Надеюсь, что со временем эти проблемы начнут решаться.

Фото: РЕЙТЕР

Источник: Портал Беларусь Сегодня