Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Разумное и вечное

Четверг, 15 апреля 2010

Можно ли измерить интеллект? Вполне, судя по тому, что в США публичных персон оценивают не только по величине доходов, но и по IQ. Например, Хиллари Клинтон со 140 баллами обогнала мужа Билла на три пункта, Гарри Каспаров с феноменальными 190 — Бобби Фишера, а Билл Гейтс и Квентин Тарантино со 160 стоят друг друга. Пусть у нас движение за «коэффициент ума» аналогичного размаха не приняло, но ведь дорога в школу для многих лежит не иначе, как через тесты и кабинет психолога. Корреспондент «СБ» тоже попробовала выполнить ряд заковыристых заданий, и вот что из этого получилось.

Смысловые галлюцинации

Начну с главного: центра, где тестировали бы на IQ с выдачей сертификатов, я в Минске так и не нашла. Оставался интернет. Ссылок на тесты всех мастей здесь хоть отбавляй. Взять хотя бы небезызвестный тест Айзенка: 40 вопросов, полчаса времени — и ваши умственные способности как на ладони. Самыми простыми для меня оказались анаграммы, где в абракадабре типа «аалтерк–кожал–дмончеа–шкаач» нужно суметь распознать слова и найти одно лишнее. Легко давался поиск слов–«посредников», которые надо вставить, чтобы два крайних обрели смысл: обы(…)ка (правильный ответ: «чай»). А вот с числовыми заданиями сразу не заладилось. Что уж тут, Софьей Ковалевской мне и в школе стать не прочили.

Чем дальше я пробиралась сквозь тернии заданий, тем меньше хотелось двигаться вперед. Воображение уже нарисовало отцов–разработчиков тестов на интеллект Рудольфа Амтхауэра и Ганса Юргена Айзенка, смотрящих на меня с немым укором. Но результат оказался вполне нормальным. Точнее, средним — 112 баллов. Это означает, что до Натали Портман или Мэтта Дэймона, учившихся в Гарварде, мне далеко. А с другой стороны, по подсчетам ученых, у 75 процентов населения Земли IQ — ниже среднего, или от 50 до 75 баллов. Да и точен ли результат? Я засомневалась и взялась пройти еще один тест — Владимира Векслера. К счастью, заниматься математическими расчетами тут не требовалось. На экране появились ряды абстрактных фигурок. В каждой «линейке» знай себе ищи непохожую на другие. Это занятие мне очень даже понравилось. Справилась быстрее, чем за 30 минут. Но вместо результатов хитрый сайт предложил: «Пришлите sмs на такой–то номер и ждите ответа». Да, ищи–свищи теперь ветра в поле! Психологи потом меня успокоили: для того чтобы получить грамотное заключение, необходимо выполнять все задания в присутствии специалиста, и займет процедура от 45 минут до полутора часов в зависимости от индивидуальных особенностей.

— Но я могу вам предложить несколько заданий, — обнадежила меня Наталья Лисовская, психолог Минского клинического детского психоневрологического диспансера, показав стопку картонных карточек с рисунками.

На каждой что–то важное отсутствовало. Теплоход с трубой без дыма, серп и молот без рукоятки, лицо без бровей — картинки менялись, как в калейдоскопе. Из 20 справилась с 16. С внимательностью могло бы быть и лучше, встревожилась я. «Ничего–ничего, результат — норма», — ободрила Наталья Николаевна. Тогда перешли к составлению фигур из разрезных картинок. У меня получилось справиться без особых проблем. Значит, с умением анализировать и синтезировать информацию, выражаясь терминологией специалистов, все нормально.

Элементарно, Ватсон!

Вывод, который напрашивался сам собой после всех этих испытаний, — тесты компьютерные и пройденные вживую сравнивать не приходится. И вообще, нужны они не для развлечения, как могло бы показаться, судя по многообразию головоломок в глянцевых журналах. Тест Д.Векслера, например, наиболее часто используется в клинической диагностике и позволяет оценить общий кругозор, умение ориентироваться в различных ситуациях, способность концентрировать внимание и многое другое. Он помогает решить вопросы о готовности ребенка к школе, характере обучения, постановке или снятии определенных диагнозов.

— Важно не только получить численные показатели интеллекта, но и проанализировать, как они были получены, как выполнялись задания, — утверждает Наталья Лисовская. — Любой тест нельзя рассматривать сам по себе. Я вообще считаю, что умственному развитию ребенка родители уделяют не в пример больше внимания, чем социальному, физическому. И ребенок часто идет в школу, умея читать и писать, но не умея учиться и общаться, подчиняться правилам и законам. Он не выдерживает нового ритма жизни. И это может приводить к проблемам со здоровьем.

— За границей выпускается масса литературы, чтобы можно было как следует потренироваться. Вот и получается, что IQ Мадонны едва ли не выше, чем у Эйнштейна, — выдвигает контраргумент Светлана Сагайдак, кандидат психологических наук, заведующая лабораторией психофизиологии и профессиографии Республиканского центра проблем человека. — Под интеллектом подразумеваются общие и специальные способности. Так вот, обычно исследуют все–таки общие, предлагая решить ряд задач со словесным, числовым и графическим материалом. Якобы это помогает лучше адаптироваться к жизни. На выходе тестируемый получает некий усредненный балл — коэффициент интеллектуальности. Так или иначе, мы усредняем человека. Ведь одним лучше дается работа со словами, другим — с числами, третьим — с графикой. Преимущество оказывается у тех, кто быстро соображает. А чуть более медлительный, но добросовестный и трудолюбивый получит меньше баллов и будет выглядеть в глазах работодателя менее выигрышно.

Встречают по уму?

Однако на практике у нас работодатели IQ практически нигде не учитывают. Даже если и проводят сложное комплексное тестирование, то только в крупных компаниях.

— Процесс найма на работу в большой компании подобен конвейеру. Одни менеджеры начинают собеседование, другие заканчивают. Без документов, где бы по четким формулам и критериям были расписаны все результаты, не обойтись, — вот точка зрения Владимира Радкевича, заместителя директора по продажам и развитию бизнеса компании ScienceSoft, которая занимается экспортом услуг по разработке программного обеспечения. — Как правило, измеряются различные виды сообразительности. Наши менеджеры по персоналу проводят 5 — 10 интервью и всех кандидатов успевают оценить. Поэтому если и даем тесты, то технического характера. Скорость мышления, логика, безусловно, имеют значение, но важнее образование, опыт, социальные и личностные качества претендента. Наш продукт создается группами людей, а не гениями–одиночками, и на первый план выходят такие качества, как профессионализм и умение работать в команде.

— Тестам можно верить процентов на 10. Поэтому предпочтительнее не вешать на человека ярлык, а дать шанс. Желание работать, мотивация чаще всего имеют решающее значение, — убеждена Ирина Тежик, заместитель директора по персоналу одной из минских компаний. — К IQ–тестированию я обращалась лишь однажды, несколько лет назад при подборе руководителя среднего звена: применяла тест «Матрицы Равена». Но ни я, ни мои знакомые сейчас не используют его, слишком затратно и хлопотно. Куда эффективнее исследовать отдельные показатели интеллекта, внимания и других характеристик в зависимости от компетенции и должности кандидата. Например, логические закономерности Липпмена. Эти тесты, в частности, используются для набора финансистов, экономистов, бухгалтеров.

В том, что уповать на IQ–тестирование целиком и полностью не стоит, все чаще в последнее время убеждаются и на Западе.

— Даже очень одаренные люди не всегда демонстрировали высокий показатель, — подтверждает Людмила Степанова, старший преподаватель кафедры прикладной психологии факультета психологии БГПУ им. М.Танка. — С помощью тестов на IQ можно получить приблизительное впечатление об умственных способностях человека, установить тенденцию. В последнее время больше говорят о социальном интеллекте, означающем умение добиваться высот в карьере и взаимодействовать с другими, вовремя выступить или промолчать. А еще более интересная категория, которую выделили в начале 1990–х годов в США, интеллект эмоциональный — способность человека анализировать свои чувства, рефлексировать, понимать другого и в зависимости от этого выстраивать взаимоотношения с окружающими.

К слову, недавно ученые из Калифорнийского технологического института в Пасадене объявили о том, что знают, где IQ «зарыт». В левой фронтальной и правой теменной области коры головного мозга, которые отвечают за работу кратковременной, «оперативной» памяти, обработку визуальной, пространственной и звуковой информации, а также за выполнение каких–либо действий. Впрочем, если изначально для измерения интеллекта брали некий средний коэффициент, позволяющий оценивать общие способности человека для адаптации к жизни, то уже к концу 1950–х годов специалисты выделили 120 (!) показателей. Так что интеллект — воистину понятие растяжимое.

Прямая речь

— Разумеется, определить по одним лишь тестам уровень интеллекта совершенно невозможно, — заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии, академик НАН Арнольд Смеянович убежден, что и сегодня человеческий мозг на 99,9 процента — загадка для ученых. — Ведь есть в науке признанные гении, глядя на которых, можно решить, что у них шизофрения. Самое удивительное, что у сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — тайна за семью печатями. Но ясно одно: если вы желаете сохранить ясность мышления до глубокой старости, нужно найти себе творческое занятие, тренировать память, развивать интеллект. Мозг нуждается в знаниях, созерцании красоты, осознании смысла жизни.

Кстати

Первую оригинальную методику для определения IQ по заказу правительства в 1905 году разработал доктор медицины и права Парижского университета Альфред Бине — чтобы отсеивать неприспособленных к школе отроков.

 

«Есть вопрос»

Автор публикации: Наталья ПИСАРЕВА

Фото: Александр РУЖЕЧКА

Источник: Портал Беларусь Сегодня