Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Происшествия

Назад в прошлое

Среда, 28 июля 2010

В октябре 1995–го в минской пятиэтажке на улице Калиновского произошло двойное убийство. Бизнесмена Александра К., торговавшего сигаретами на Комаровском рынке, нашли мертвым в кресле, его 18–летняя подруга Наталья лежала обнаженной на кровати в соседней комнате. Оба погибли от огнестрельных ранений в голову. Из квартиры исчезли огромные по тем временам деньги: не менее 30 тысяч долларов. Рюмки и бокалы на журнальном столике, а также пустые бутылки из–под коньяка на полу свидетельствовали о недавнем застолье. Других свидетелей, которые смогли бы пролить свет на случившееся, не нашлось… Следствие топталось на месте, пытаясь найти непрошеного гостя или гостей. Искали и среди коллег, и среди конкурентов. Увы, безуспешно. Дело о двойном убийстве оставалось нераскрытым более 10 лет. А в 2006 году неожиданно нашлась некая Ирина Белова, которая указала на возможного убийцу. Однако, чтобы окончательно распутать давнюю криминальную историю, потребовалось еще 4 года.

Виновен?

Сергей Новиков сидел за решеткой, напряженно ожидая, что скажет суд. Слушал и не хотел верить собственным ушам: «Виновен». Его признали виновным в двойном убийстве из корысти.

Но ведь в суде он рассказал, что никогда не был знаком ни с Ириной, ни с Александром, ни с Натальей. И ни в кого не стрелял. Признательные показания на следствии давал под психологическим давлением сотрудников милиции. С обстоятельствами дела его познакомили «опера», когда экстрадировали в Минск. Они подробно рассказали, где произошло убийство и как. Прежде чем проверять его на полиграфе, показывали материалы из дела, фото. Поэтому он достаточно подробно описал обстановку в квартире. Ему настоятельно рекомендовали «сознаться». На следствии обещали, что если признается, то до суда дело не дойдет. Вот он и подписал явку с повинной в обмен на это обещание. Сделал еще на полях пометку «под диктовку».

Из признательных показаний в ходе предварительного следствия:

— К погибшему Александру я поехал со своей знакомой Ириной. Раньше я представлялся ему продавцом сигарет, мы договаривались, что я приеду убедиться в том, что у него есть деньги на покупку крупной партии. Он встретил нас на улице. Мы немного прогулялись, поговорили о предстоящей сделке, после чего пошли к нему домой. Там была девушка по имени Наталья. Разместившись за журнальным столиком, пили коньяк, курили, разговаривали. Наталья и Ирина выходили то на кухню что–то принести, то на балкон покурить. В один из моментов, когда они выходили, Александр принес из другой комнаты пакет с деньгами. Там было более 20 тысяч долларов США. Я стоял у окна, ближе к балкону. Затем Александр унес пакет. Вернувшись, он сел в кресло спиной ко мне. Я достал пистолет и выстрелил. Из раны потекла кровь. После выстрела Александр остался сидеть в прежнем положении. Выстрелил еще раз. В этот момент в комнату вошли девушки. Наталья, увидев Александра, не кричала. Я велел Ирине вывести ее из комнаты и убрать посуду. Наталья достала спрятанные деньги, половину я отдал Ирине и сказал ей уезжать. Затем уложил Наталью на кровать, она закрыла глаза. Левой рукой я надавил на ее горло и выстрелил два раза в голову. Выключил в спальне свет, оделся и вышел из квартиры, плотно прикрыв за собой дверь.

Иначе заговорила в суде и Белова, которая поначалу рассказывала, что видела, как ее знакомый Сергей Новиков совершил убийство. Она изменила показания: заявила, что не была знакома с Новиковым раньше, что осенью 2006 года, когда она отбывала наказание на так называемой «химии», к ней обратился оперативный работник и предложил в обмен на послабление при отбывании наказания «под протокол» повторить то, что он скажет. Ей изложили обстоятельства убийства двух человек, показали фото подозреваемого, чтобы она впоследствии могла подробно его описать. Все это она и повторила. Когда же спросила, как смогут доказать, что она была на месте преступления, ей пообещали все устроить. Мол, не беспокойтесь, ваши отпечатки у нас есть, все организуем.

…Так почему 15 лет лишения свободы? Новиков слушал как в тумане, не желая соглашаться с тем, что его признали виновным. Ведь на месте преступления нет ни его отпечатков пальцев, не найден пистолет, да и куча нестыковок в показаниях фигурантов дела. Оказаться в тюрьме на долгие годы он не хотел. Он прекрасно жил в Москве, занимался серьезным бизнесом. И вдруг как гром среди ясного неба: экстрадиция, СИЗО, следствие. И ты уже не респектабельный бизнесмен, а подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, преступник.

Новиков подал кассационную жалобу. И вскоре коллегия по уголовным делам Верховного Суда Беларуси отменила приговор, придя к выводу, что он незаконен и необоснован, что судебное следствие проведено неполно, не выяснены многие противоречия в показаниях обвиняемого и главного свидетеля. Дело направили на новое судебное разбирательство.

Виновен!

Предстояло многое прояснить и ответить на те же главные вопросы: все же были ли знакомы Ирина и Сергей 15 лет назад? Новиков ли стрелял в двух человек?

Обвиняемый утверждал, что сотрудники милиции хотят «повесить» на него давнее убийство. Правда, почему — вразумительно объяснить так и не мог. Все его доводы выглядели надуманными.

Впрочем, неудивительно. Ведь вновь расследовать давний «глухарь» стали в ноябре 2006 года — только после того, как из экспертно–криминалистического центра пришло сообщение о том, что автоматизированная система учета, в которую помещаются отпечатки пальцев людей и следы пальцев рук, изъятые с разных мест происшествий, вдруг выдала совпадение. «Пальцы» некоей гражданки Беловой, появившиеся в базе в 2005 году, когда та впервые получила судимость, оказались идентичными изъятым в далеком 1995 году в квартире на улице Калиновского.

Местонахождение Беловой, отбывавшей наказание, установили быстро. Ее опросили с применением детектора лжи, который «подсказал», что та знает, кто причастен к двойному убийству. Вскоре Ирина рассказала оперативникам, как познакомилась с неким Сергеем Новиковым, как одалживала ему деньги для покупки пистолета и как стала случайной свидетельницей убийства. Лишь благодаря ее словам удалось установить личность подозреваемого, который жил в Москве, найти его бывшую жену, а у нее взять его фотографии. До этого никакие сведения о гражданине Новикове в материалах уголовного дела не фигурировали.

На втором судебном процессе Новиков по–прежнему настаивал на своей непричастности: с убитыми не знаком, в октябре 1995–го с ними не встречался, не убивал, деньги не похищал, во время тех событий находился в Москве.
А вот Ирина уже не отрицала факта знакомства с подсудимым, на сей раз она подробно рассказала о трагическом вечере октября 95–го:

— Новиков пригласил меня пойти с ним в гости. Мы поехали в микрорайон Зеленый Луг. На улице у дороги нас встретил парень по имени Александр. Мужчины пошли в кафе за коньяком, а я ожидала их возле какого–то фонтана. Затем мы направились домой к новому знакомому, где нас встретила молоденькая девушка. На четверых распили бутылку коньяка «Метакса». Мы с Натальей выходили курить на балкон, а парни курили и общались за столом в комнате. Когда коньяк закончился, Новиков отправился за второй бутылкой. В какой–то момент после его возвращения, выходя на кухню, я увидела, как в коридоре Сергей накручивал глушитель на пистолет. Мне он велел молчать и идти на балкон, Наталья была на кухне. Первый раз Сергей выстрелил с порога балкона, но произошла осечка. Я тут же пошла на кухню и второго выстрела не видела. Когда вновь вернулась в комнату, он стрелял в обмякшего в кресле Александра практически в упор. Сказал, что выстрел контрольный, а затем поднял с пола сигарету, добавив, что нехорошо разбрасываться окурками, дескать, может пожар случиться. Мы с Натальей были в шоке, обеих трясло от страха…

По словам Ирины, Новиков повел Наталью в другую комнату, чтобы найти деньги, ей же велел вымыть посуду и уходить. К Ирине он приехал спустя несколько дней, привез 600 долларов, одолженные на пистолет, и еще 2 тысячи за молчание. А спустя месяц позвонил и попросил передать 1.000 долларов поездом в Москву.

Свое молчание на предыдущем судебном процессе свидетельница объяснила тем, что получила от Новикова из СИЗО послание с угрозами и испугалась.

Сомнений в том, что Новиков и Белова хорошо знали друг друга много лет назад, у суда не осталось. Ирина рассказала, где жила мать Новикова, что он сам снимал квартиру на улице Харьковской, что у него была собака ротвейлер. Описывая съемную квартиру любовника, указала, что тогда в ней была кухня. А об этом мог знать человек, действительно бывавший в квартире в те годы, так как много лет там уже нет никакой кухни. О том, что она когда–то имелась, даже не сразу вспомнила сама хозяйка. Соответственно, не могли знать таких нюансов оперативные сотрудники.

Соседи Новикова по съемной квартире вспомнили, что однажды видели, как тот чистил пистолет, вспомнили, что приходил с женщиной по имени Ирина. Однажды он зашел к ним с чемоданом денег и, дав 100 долларов, попросил присмотреть за собакой. Это была их последняя встреча, за псом он не вернулся.

Показаниям главной свидетельницы о покупке коньяка в баре и о фонтане, возле которого она ожидала своих попутчиков, суд поверил. Человек, который не был там, не мог знать о наличии кафе и фонтана, которых уже давно не существует.

А вот многое из того, что говорил подсудимый, было вымыслом. Коллегия пришла к выводу, что часто как в процессе досудебного производства, так и при проверке показаний на местности, обвиняемый умышленно говорил неправду, зная истинную картину произошедшего. Так планировал обезопасить себя в будущем. Мол, множество нестыковок, значит, я непричастен. О многом умолчал, чтобы снизить степень своей вины.

Не удалось. Окончательный приговор — 15 лет в колонии усиленного режима. Таково максимальное наказание за подобное преступление по старому Уголовному кодексу.

 

Рисунок Олега Карповича.

Автор публикации: Марина КУНЯВСКАЯ

Источник: Портал Беларусь Сегодня