Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Юдицкий, судья-разбойник

Пятница, 27 августа 2010

Когда читаешь энциклопедии, исторические особы предстают в строгих рамках формулировок, в благопристойном антураже званий, должностей и исторических событий, в которых означенная персона принимала участие…

А каким был в жизни, что чувствовал и думал человек, которому посвящен абзац в энциклопедии? Это разве что литератор правдоподобно реконструирует… Но насколько созданный им образ будет совпадать с реальным персонажем?

Не претендуя на стопроцентное «попадание», попробуем немного расширить рамки сухих фактов.

Середина ХVIII века… Речицкий земский судья…

Каким вы представляете человека, занимающего такую должность?

Наверное, он в пудреном парике и строгой мантии, немолодой и суровый…

Возможно, речицкий судья Юзеф Юдицкий и был чем–то похож на этот образ.

Но суды XVIII века в Речи Посполитой и ВКЛ — это вовсе не то, что мы сегодня представляем.

Сеймы и сеймики, трибуналы и суды иногда превращались не то что в ринги, в настоящие ристалища! Шляхта того времени была буйная, честь свою блюла. Как пишет Адам Мальдис: «Не было такого шляхцiца, якi з некiм не судзiўся б: за абразу гонару, перанесены межавы слуп, здратаванае паляўнiчымi сабакамi поле. Працэсы цягнулiся дзесяцiгоддзямi, завяшчалiся наступным пакаленням».

Хроники того времени изобилуют забавными и трагическими казусами, происходившими на судах. Например, приближенный Кароля Радзивилла, легендарного пане Коханку, Михал Володкович, известный дуэлянт и авантюрист, во время суда над ним в минской Ратуше выхватил саблю и с руганью ударил по столу, повредив распятие (невиданное кощунство!), а потом ранил одного из судей…

Разумеется, судей подкупали и запугивали. И, конечно, старались, чтобы в суде были свои люди. И уж какие страсти разгорались вокруг дележа должностей, как перетягивали на свою сторону голоса шляхты! В те времена шляхта пользовалась правом «либерум вето» — любой мог отменить решение суда, сорвать сейм! И магнаты беззастенчиво этим пользовались. Историки пишут, что в 1652 — 1764 годах 4 из каждых 5 сеймов были сорваны.

В книге Генрика Жевуского «Воспоминания Соплицы», в которой использованы мемуары и хроники XVIII века, описывается, как Кароль Радзивилл приехал на сеймик по выбору земского писаря (это была весьма важная должность, а не просто какой–то секретарь) на 30 возах, занял со своим двором монастырь бернардинцев, «толькi ў некалькiх келлях тулялiся як маглi судзейскiя». И все дни, пока длился сеймик, на котором кандидатом в писари был преданный Радзивиллу Михал Рейтан, шляхта за княжеский счет ела и пила, дымились котлы, на бойне забивали волов… Водка лилась рекой. Князь лично выходил к шляхте, чтобы отведать вместе со всеми крупника с мясом… Когда на сеймике звучали предложения, противоречащие воле князя, его сторонники тут же выхватывали сабли… Маршалком, то бишь главным на сеймике, был выбран Радзивилл. «Аж да дзесяцi гадзiн вечара шляхта суправаджала князя, пiла, танцавала i спявала на вулiцах, жыхары горада — прыхiльнiкi партыi наваградскага ваяводы — нават пачалi баяцца, як бы iх не падпалiлi».

Назавтра писарем земским был выбран большинством голосов Михал Рейтан…

Впрочем, и магнат мог пострадать во время разборок. Другой из Радзивиллов, Станислав, кравчий ВКЛ, выдвинул свою кандидатуру послом от новоградского сеймика 1756 г. Его противником был ставленник Чарторыйских, новоградский стольник Иоахим Хрептович, то есть местная поддержка была тому обеспечена. Вот как Станислав описывает начало сеймика: «…як вакол мяне завярцелася, каб мяне згладзiць з таго свету, стралялi ў мяне як у лося, але не патрапiлi, унтэр–афiцэру наваградскаму шляхцiцу пад вуха патрапiла, якi быў за мною, самi тады натоўп зрабiўшы, абвiнавацiлi мяне манiфестамi».

Десятка два шляхтичей было на том сеймике ранено… В результате состоялось аж два сеймика, на каждом выбрали своего посла, впрочем, шляхта утверждала, что ни один сеймик не был правомочным.

Приехал Радзивилл пане Коханку и в Речицу, на сеймик, где должны были выбрать маршалка коптурового суда. Коптуровый суд — это чрезвычайный суд, который действовал во времена бескоролевья, когда шла борьба за трон. Для того чтобы справиться с хаосом, была создана конфедерация представителей шляхты для управления государством, которая получила название «коптур».

Для начала устроили выборы маршалка суда. От того, кто им станет, во многом зависел ход событий. Своих кандидатов опять выставили Радзивиллы и Чарторыйские.

Так же, как Рейтан, был предан Радзивиллу пане Коханку речицкий судья Юзеф Юдицкий. Фамилия эта известная, герба Радван. Не в одном поколении были Юдицкие речицкими судьями. Конечно, пане Коханку рассчитывал на поддержку своего друга.

Но случилось неожиданное: партия Чарторыйских оказалась сильнее. Победил их кандидат. И под его предводительством и собрался суд в Речицком замке.

Юзеф Юдицкий, однако, не собирался сдаваться. Он собрал вооруженных людей, пушки и… атаковал Речицкий замок. Похоже, Кароль Радзивилл при этом не присутствовал — иначе ему следовало бы удержать своих клевретов от столь вопиющего преступления. Возможно, однако, он, зная, что готовится, просто устранился от событий, чтобы чуть что сделать вид, будто Юдицкий действовал против его воли.

Разгневанная, подогретая вином шляхта сама по себе голосу рассудка уже не внимала. Началось настоящее сражение. Члены суда защищались, как могли. Но если в дискуссиях Чарторыйские оказались сильнее, в деле грубой силы победило войско Юдицкого. Замок был взят. При этом убили нескольких шляхтичей, сторонников Чарторыйского, более десяти было ранено. А что касается простолюдинов… Наверняка им, как всегда, досталось больше всех, просто нанесенный им ущерб никто не подсчитывал.

Итак, Юзеф Юдицкий со своей бандой захватил Речицкий замок и разогнал законный суд. Что же дальше? Как бы то ни было, закон в стране оставался. Да еще не абы какой — Статут ВКЛ был в свое время лучшим образцом юридического документа. И согласно закону, разбойному судье предстояло отвечать за свой поступок, который тянул на смертную казнь. Пример тому — судьба еще одного преданного слуги Радзивилла, упоминавшегося Михала Володковича. Минский суд приговорил его за бесчинства к смертной казни и казнь осуществил, несмотря на угрозы. И хотя Раздивилл впоследствии чуть не захватил город, мстя за смерть любимца, и всячески выставлял его невинным агнцем, приговор был признан законным.

Понимая, что его покровитель все же не всемогущ, а после совершенного законных оснований для защиты нет, Юдицкий в лучших традициях авантюрной литературы подался со своим воинством в Журовицкие леса.

В дело вмешался великий канцлер литовский. Но достать судью–разбойника в лесных дебрях было задачей нелегкой. И тогда канцлер обратился за помощью… к русским войскам. Это не было в обычае. Но дело в том, что войска иных магнатов в то безвластное время были сильнее, чем войска Речи Посполитой.

В Речицкий уезд приехал отряд русской армии в 300 всадников, под предводительством майора.

У Юдицкого, однако, имелись свои осведомители. И он укрылся в кармелитском монастыре в Журовичах. Наши предки строили храмы оборонного типа — и такой монастырь было взять отнюдь не легче, чем замок. Тем более теперь Юдицкий знал, что речь идет о его собственной жизни. Да и на этих землях был он хозяином, ему подчинялись и помогали все, в том числе и монахи.

Русское войско окружило Журовичский монастырь и костел. Неизвестно, как долго длилась бы осада, но майор силой отобрал у настоятеля монастыря ключ от костела, где укрылся Юдицкий. Преследователи вошли в храм, но преступника там не было… Кто–то догадался заглянуть в склеп, где были захоронения рода Юдицких.

Там и обнаружился судья–разбойник: он сидел на гробе своего отца, наставив на захватчиков пистолеты.

Неизвестно, чем окончилась бы эта сцена, но то ли майор обладал искусством ведения переговоров, то ли Юдицкий окончательно протрезвел и осознал безнадежность своего положения…

Короче, он положил пистолеты и сдался.

Матушевич, мемуарист и еще один преданный слуга Радзивиллов, дальнейшую судьбу речицкого судьи описывает так: «Узялi яго i завялi на каптурныя суды ў Рагачоў, дзе судзiлi яго дэкрэтам на горла i расстралялi. I супраць гэтай справядлiвасцi нiчога не скажаш».

Похоже, и Кароль Радзивилл понимал, что его слуга перегнул палку в стремлении угодить сюзерену… Если память о Володковиче Кароль Радзивилл хранил до конца жизни и мстил за него по мере возможности, то история с Юдицким была забыта.

В списке депутатов от Речицы на сейм имя Юзефа Юдицкого герба Радван стоит последним. Вскоре после его смерти речицкие земли (как и вся Белоруссия) вошли в состав Российской империи.

Автор публикации: Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Источник: Портал Беларусь Сегодня