Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Романтики большого стиля

Четверг, 28 октября 2010

Сегодня и завтра на сцене Национального академического Большого театра оперы и балета продолжатся премьерные показы оперы «Тоска» в постановке главного режиссера театра Михаила Панджавидзе. Театралам стоит попытать счастья у билетной кассы: в следующий раз «Тоску» покажут только в феврале.

Если в «Набукко» Панджавидзе только наметил очертания собственного режиссерского стиля, заставив поверить даже скептиков в то, что мускулатуре современной оперы любые физические нагрузки (как то бег, прыжки, подъемы и спуск по лестнице) только на пользу, то в «Тоске» этот стиль предстает уже в концентрированном и окрепшем виде. Только сейчас начинаешь понимать, в руки какого титана попал наш театр. Словам дирижера Вячеслава Волича о том, что «Большой заманил в свои сети золотую рыбку», начинаешь верить. Рыбка оказалась действительно золотой: махнула хвостиком и преобразила наши оперные руины в райские кущи, которым скоро позавидуют. Главное, как мы помним из сказки Пушкина, понапрасну не испытывать терпение рыбки, не злоупотреблять ее добротой и не приставать с глупыми просьбами.

Нынешняя «Тоска» (пятая по счету в истории театра) вселяет полную уверенность, что доставшийся режиссеру «космический корабль», как порой называет Большой сам режиссер в интервью, рано или поздно действительно полетит в «космос», чтобы это ни означало, на радость всем нам, сверкая копьями, шалями и жемчугами.

В «Тоске» вдохновляет все: соскучившиеся по большому оперному стилю солисты — они здесь выше всяких похвал, детальная работа режиссера не только с первым, но и со вторым, третьим планом, как всегда прекрасная, сдержанная, но между тем вмещающая многие метафоры работа главного художника театра Александра Костюченко.

Мобильность труппы на сцене уже была продемонстрирована в «Набукко» и «Трубадуре» Марианны Берглеф, однако у г–жи Берглеф она выглядела скорее комично, чем реалистично: бегающий друг за дружкой паровозиком хор напоминал сошедших с ума героев позднего Бюнюэля или абсурдистских притч Бертрана Блие. У Панджавидзе нет и намека на комизм. Это романтика большого стиля.

В итоге мы получили, возможно, лучшую «Тоску» последних лет в Европе — замечательную, трогательную историю, разыгранную в реалистичных интерьерах своего времени.

Конечно, от режиссерского ока не ускользнули неточности и помарки премьеры. Но есть достаточно времени, чтобы их исправить.

Кокетничает или нет Михаил Панджавидзе, когда выжатый как лимон, бредя по опустевшему холлу во время спектакля, в беседе вдруг бросает: «Вам нравится? А мне нет…» И даже на комплименты: «Да вы художник!», — улыбается ироничной грузинской улыбкой: «Вы помните, что в «Тоске» с художником сделали…» Бедного Марио Каварадосси в опере действительно расстреляли. Панджавидзе же достоин только самых высоких похвал.

Кажется, воле режиссера подчинился даже главный дирижер Виктор Плоскина. Обычно импульсивная манера Плоскины здесь не давит на происходящее. Дирижер открывает партитуру слой за слоем, подробно, вдумчиво, сводя к минимуму собственную интерпретацию, точно следуя всем нюансам Пуччини. Часто Виктор Плоскина подчинял солистов собственной воле, собственному ритму и глубоко личностному, без сомнения, профессиональному прочтению. Но здесь то ли к самому материалу Плоскина испытывает искреннюю симпатию, то ли простое эстетическое удовольствие взяло верх, но в «Тоске» Виктор Михайлович проявил себя как чуткий человек команды.

Можно пожелать только, чтобы свое небанальное видение режиссер Михаил Панджавидзе со временем обратил и на оперы белорусских композиторов. В планах есть «Седая легенда», но чтобы говорить о развитии национальной оперы, нужно работать и с современным материалом. Что последнее ставилось в Большом из нашего? «Записки сумасшедшего»? «Синяя Борода и его жены»? Все это скромные одноактовки. Когда же ставилась полноценная белорусская опера, даже трудно вспомнить. Разве что «Визит дамы» Сергея Кортеса в постановке Николая Пинигина. Но это было еще в 90–е гг. «Чужое богатство никому не служит» Яна Давида Голанда представляет, на мой взгляд, больше научную, чем сценическую ценность.

Искренне хочется дерзкого современного материала. Наверняка, если покопаться в столе таких современных композиторов, как Владимир Корольчук, Евгений Поплавский, Дмитрий Лыбин, Виктор Копытько, Вячеслав Кузнецов, Олег Ходоско, можно отыскать немало интересного.

 

Фото Михаила Нестерова.

Автор публикации: Валентин ПЕПЕЛЯЕВ

Источник: Портал Беларусь Сегодня