Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Кризис читателя

Понедельник, 31 января 2011

Сегодня можно услышать много рассуждений о кризисе литературного жанра как такового. Об этом говорят не только на литературных собраниях посвященные в это творческое ремесло собратья по перу, но и в кулуарах, на кухне, в библиотеках и школах.

И как подтверждение этой серьезной озабоченности – резкое падение тиражей. Но в этой проблеме надо уметь рассмотреть не только одну сторону, но и приблизиться к ее оборотной, но такой же неотъемлемой и органичной стороне, как читательская аудитория. Возникает вопрос: а читатели кто? Может, кризис в литературе напрямую связан с кризисом читателя?

Если обернуться назад на какие-то 20 лет, то можно утверждать, что Страна Советов была одной из самых читающих держав в мире, об этом красноречиво говорят книжные тиражи.

Возьмите любое издание до 1990 года. Какие имена, цвет нации. С колбасой тогда была напряженка, но с духовной пищей все было в порядке. Кто-то скажет, что люди тогда были другими. Да, но то государство делало все, чтобы тиражи писателей были достойными, авторы получали за свой труд приличный гонорар, а народ долгие десятилетия оставался самым читающим.

Скажу, наверное, сейчас банальность: читателя надо готовить чуть ли не с пеленок, начало эта подготовка берет с первых колыбельных песен мамы. В тихой песне звучит не только мелодия, но и первые слова, на которые отзывается маленький человек. Если бы колыбель ребенка качала не склоненная над ним в ночи женщина, не думаю, что человечество так скоро бы заговорило.

Убеждена, что первые навыки к чтению появляются именно в семье, за спокойным прочтением первых книг, первых сказок. Там, в домашних стенах, рождается читатель. Именно в кругу семьи прививается ребенку любовь к книге, здесь начинает работать первое правило: любить литературу должны старшие. В правильном выборе книг должны помочь старший брат, сестра, мама, бабушка.

У известной писательницы, историка литературы М.Чудаковой выработано следующее золотое правило: “Нет книг, которые читать рано, есть книги, которые читать поздно”. Из книг, как из одежды, мы вырастаем. Не успел прочитать сказку “Буратино” в 7 лет, вряд ли возьмешься за нее в 14.

Сегодня все изменилось. Если взять интерес к литературе, то теперь от этого пирога, и с этим надо смириться, много забирают кино, музыка, компьютерные миры, пресса, сетевые литературные журналы. Можно перечислять и дальше. Одна моя знакомая, молодая женщина до 30 лет, образованная, в смысле получившая профессию юриста и успешно работающая, как оказалось, не в состоянии осилить роман одного современного прозаика. Эта книга отнюдь не является образцом сладкого дамского романчика, с которым можно скоротать от безделья час-другой. И в то же время не представляется неприступной вершиной некоего философского трактата.

Но книга для неподготовленного читателя оказалась сложной, и она не преодолела и 20 первых страниц. Роман написан чудным, богатым литературным языком, сюжет крайне интересен, в нем много сокровенных смыслов, есть даже одна глава, которая, как матрешка в матрешке, скрывает книгу в книге. Вот освоить и прийти к потаенным текстам может не каждый читатель, а квалифицированный. Как же так, разве можно считаться образованным человеком, с дипломом о высшем образовании, и одновременно оставаться такой духовно неразвитой личностью? Ни один учебник по анатомии, механике или экономике не воспитает душу человека, не научит сопереживать, сострадать другим людям, проявлять милость к падшим, откликаться на чужую боль.

Вернусь все к тому же – читателя надо выпестовать, взрастить, как ухаживает за хрупкими цветами терпеливый, заботливый садовник, научить читать полезные книги, которые будят мысли, заставляют думать, подвигают юного человека к творчеству и сотворяют из него личность. Такая литература понадобится молодому организму как витамины роста, но не для тела, а для совершенствования души.

Наверное, читатель не виноват, что быстро освободившаяся свободная, культурная ниша заполнилась хлынувшей в наши пределы низкокачественной переводной литературой западного, а потом и российского масскульта. Низкопробные книги в зазывающих обложках агрессивно наступают, предлагают себя, как девицы легкого поведения, они кричат: берите, хватайте нас, читайте, последние преграды стыда и нравственности сломлены, сегодня дозволено все и вся. Вот и стали эти книжонки запоем читать, употреблять, глотать, как горячие пирожки фаст-фуд.

Не в этом ли знаке надо видеть зловещее предупреждение?

Мы уже потеряли поколение нынешних двадцатилетних, неграмотное поколение next, которое попало под тотальное влияние массовых телевизионных шоу и интернет-сайтов. Они хорошо поддаются манипулированию, их первая задача “не грузиться” проблемами и все свободное время отдаваться развлечениям. Тихое раздумье над книгой в большинстве случаев им незнакомо.

Говорят, бумага все стерпит. Думаю, что нет. Энергетика вербальной информации, как положительной, так и негативной, ни с чем не сравнима, может, разве только с музыкой. Через слово передается не только доброе и вечное, но и проникает загаженная, отравленная среда информационного источника.

В продаже появились книги, не буду называть фамилии авторов, широко разрекламированных в России, где жестоко, с каким-то порочным садизмом порушена экология слова. Очень даже может быть, что власть тьмы начнет смущать наши души таким вот привычным способом – книгой. Неужели думающий сотоварищ писателя, его верный друг и читатель, исчезнет и книга превратится во что-то среднее между справочником по домоводству и кухонными рецептами для домохозяек?

Мы по-прежнему так верим печатному слову, особенно старшее поколение. Но это только поначалу кажется, что автор свободен в творчестве, что хочу, то и пишу. Такой горе-автор увлечется и не заметит, что давно заправляет его помыслами и образами не добро. А ведь какова будет литература, таковыми будем и мы.

Многие писатели, заявившие о себе в рубрике “Впервые…” в любом республиканском литературном издании, так и остаются дебютантами. Что мешает новичкам двигаться дальше? Неопытность, медленное овладение жанром, конкуренция в профессии? Трудно сказать, но одни и те же фамилии зрелых авторов повторяются с завидной постоянностью. Складывается такое впечатление, что “впервые” потому и вводится как рубрика, чтобы создать так называемую массовку, общую благополучную картинку литературного национального процесса.

Десяток известных фамилий на страницах журналов – это еще не известные авторы. Так как литературные журналы распространяются в большинстве своем по библиотекам (подписывается на них все-таки литературная элита), а это не гламурные или экономические издания, то журналам следовало бы делать некоторые опросы. В библиотеках за маленькие оклады еще работает горстка культурных, самоотверженных людей, которые держат руку на общественном пульсе, им лучше всего известно, что востребовано и что наиболее читаемо.

Уточню, сегодня самые известные персонажи это те, кто постоянно вращается в масс-медийном пространстве. В литературе, кроме таланта, известность достигается прежде всего массовыми тиражами. Такова арифметика, и никуда от нее не деться. Отметки от 100.000-го тиража исчезли с горизонта около 20 лет назад, аккурат, когда исчез, как таинственная Атлантида, такой мировой гигант, как Советский Союз.

Старшее поколение еще помнит имена авторов русской, отечественной и советской классики, так как во времена книжного дефицита и литературного голода мы сдавали макулатуру на заветные талончики заготконторы, на которые потом отоваривали книги М.Булгакова, Ф.Саган, М.Дрюона, В.Короткевича.

Тиражи в те времена были невероятными, баснословными, зашкаливающими. Теперь это понимаешь, когда видишь современные мизерные тиражи… 100, 300, 1.000 экземпляров, 2.000 – это уже удача. Сплошной эксклюзив или, как теперь говорят, креатив. С такими тиражами, что кот наплакал, не создается задел на будущее, не проглядывается в тумане грядущих лет читающее, а значит, думающее общество. Кроме малых тиражей, появилась устойчивая тенденция: авторы издаются за собственный счет. Никогда писатели не были в столь зажатых и стесненных условиях. И как следствие – потеря читательской аудитории.

Кто будет читать нас через 20 лет? Потеря массового читателя обернется для писателей трагедией. Не могут же творцы создавать книги для самих себя, что-то наподобие литературного гетто. Будущее печально, с грустью могу констатировать: творческие союзы писателей превратятся в закрытые кастовые секты.

Наверное, нужна государственная реформа в современном литературном книгоиздании, в продвижении молодых, талантливых авторов, внимание со стороны ответственных чиновников к сложившейся ситуации, разворот в сторону книжного отечественного рынка, где в условиях спроса и предложения появятся новые достойные имена талантливых авторов. Иначе писатели по-прежнему будут издаваться мизерными тиражами за собственный счет, искать спонсоров, что непростительно и унизительно. Все это напоминает самиздат и снижает роль писателя, который всю жизнь, как хороший мастеровой, работает со Словом, так как по сути своей является ловцом душ человеческих.

Посоветую одно проверенное временем средство: молодые мамы, папы и их читающие в недавнем прошлом родители, сегодняшние бабушки и деды, читайте детям побольше сказок, надо возродить утерянное, но такое прекрасное домашнее чтение книг вслух. Эта традиция спокойного вечернего прочтения сближает поколения, помогает тесному общению, обмену мнениями о книге, ее герои входят в наш дом, становятся нашими верными друзьями и помощниками.

В мире, переполненном насилием, несправедливостью, предельным одиночеством и отчаянием, день за днем творят писатели. Они ткут свое золотое полотно современности, создают книги о добром и вечном, в разных странах, на всех континентах в надежде, что их Слово изменит мир и нас в лучшую сторону.

Кстати

В советском издательстве “Детгиз” самый минимальный тираж книги был 100 тыс. экземпляров.

***

В Беларуси за первое полугодие 2010 года издано 5.855 книг и брошюр общим тиражом 20,2 млн. экземпляров.

***

Одной из самых читаемых в мире художественных книг считается “Маленький принц” Антуана Сент-Экзюпери, переведенный на 180 языков.

***

В Испании самый большой тираж был у книги Нобелевского лауреата Габриэля Гарсии Маркеса “Сто лет одиночества” – 30 млн.

Ирина ШАТЫРЕНОК, прозаик.

Источник: Портал Беларусь Сегодня