Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Хирургия звука

Понедельник, 31 января 2011

Сегодня Сергей Чупров – звукорежиссер номер 1 во всем СНГ…

Фильмы эти не нуждаются в представлении: “Каменская”, “Черный замок Ольшанский”, “В августе сорок четвертого…”, “Стиляги”, “Каникулы строгого режима”, “Бой с тенью”. Но действующие лица картин вряд ли бы заговорили, если бы не Сергей Чупров. Человек за кадром, которого мало кто вне “профессиональной тусовки” знает в лицо. Хотя благодаря ему мы слышим, как на экране дует ветер, свистят пули и шуршит одежда. Это большое искусство: заставить немую пленку вещать. Сегодня Чупров – звукорежиссер номер 1 во всем СНГ. О признании, нашедшем мастера, говорят последние премии, полученные им за профессиональные успехи в кинематографе: в 2009 году “Ника”, в 2010-м – “Золотой орел”. В конце 70-х Сергей Адольфович, уроженец Архангельска, попал в Минск, на “Беларусьфильм”. А уже в середине 80-х его звали в Москву. Предлагали работу, квартиру. Но он не уехал. Может, зря, подумал Чупров, когда на рубеже веков его “сократили” на родной киностудии. Вынужденно ставший фрилансером звукорежиссер, впрочем, не растерялся. И теперь его вновь зовут в Москву. А он опять отказывается. Наоборот: в Минск наведываются режиссеры Дмитрий Астрахан, Валерий Тодоровский – чтобы работать с Чупровым.

- Сергей, мир кино вам какой нравится больше: советский или нынешний?

- В прошлом мире не все было благополучно, несмотря на некоторую ностальгию бывших советских граждан. Тогда, например, мы с ужасом воспринимали решения так называемых худсоветов. Это только теперь я понимаю, что они где-то вредили, а где-то и помогали художнику. Есть яркие фильмы, которые провалились из-за того, что не было рядом людей, способных подсказать лучший творческий ход. Так, “Утомленные солнцем-2: Предстояние” – отличная работа, но если бы Никите Михалкову “худсовет” посоветовал кое-что выбросить из трехчасовой картины, чтобы сделать ее динамичной полуторачасовой лентой, более стройной, то это кино имело бы успех. Там есть эпизоды, от которых в буквальном смысле плачешь, комок стоит в горле. Но из-за общей вялости сюжета они “утонули”…

- Писатели не очень любят, когда киношники по их произведениям снимают картины. Вот вы работали с Короткевичем над “Черным замком Ольшанским”. Было трудно?

- Короткевич соглашался на эксперименты. Видимо, понимал, что кино – это совершенно другая стезя, и поэтому полностью доверял режиссеру – Михаилу Пташуку. Хотя “Черный замок” получился слегка затянутым. Но я надеюсь, вскоре появится его новая экранизация, за которую, кажется, возьмется Александр Ефремов.

- Наше кино оглядывается на Голливуд или все-таки сохраняет какую-то самобытность?

- На Голливуд будут всегда оглядываться. Потому что мы, художники, друг у друга что-то подсматриваем. Другое дело, что в российском кино от определенных производящих контор исходят страшные “голливудские” тенденции.

- А что за конторы?

- Обязательно ли говорить? Мне же с некоторыми из них еще, может быть, работать…

- Вам претит, а вы молчите?

- Ну почему же… Скажу прямо: я не приемлю римейки на старые фильмы. Сняли, допустим, “Иронию судьбы-2″, а в марте в прокат выйдет “Служебный роман-2″. И что? Перенесли старую сценарную основу на современность. Зачем? Разве закончились интересные оригинальные сценарии? Нет. А ведь все образные находки, которые случаются в первом фильме, не получают никакого развития во втором, что хуже – усугубляются повторами. Авторы же должны идти дальше, развиваться, не цепляться за старые сценарии. Но в погоне за зрителем цепляются…

- А за кем же еще идти, если не за зрителем? Он хочет продолжения “Служебного романа”, так надо ему этот римейк дать.

- Думаете, этого хочет зритель? Этого хочет продюсер, который нанимает под себя режиссеров и съемочную группу. Он – главный автор. Другое дело, что нельзя всех продюсеров ставить в один ряд. Есть мастера гиперкласса, как Валерий Тодоровский, Анатолий Максимов, Сергей Сельянов например, а есть и слабые деятели от кино. Но их фильмы могут зарабатывать намного больше денег, чем картины суперпрофессионалов.

- Ваши доходы зависят от прибыли картин?

- Я получаю свой гонорар только в процессе производства картины. А когда фильм выходит в прокат – доходы делят между собой продюсеры и прокатчики.

- Поэтому вам легко критиковать.

- Ясно, что когда я буду отвечать рублем за успех фильма, то буду готов как художник пойти на многие компромиссы. Впрочем, сейчас у нас и в России находятся деньги и на авторское кино, абсолютно непрокатное, но престижное: оно востребовано на фестивалях.

- Вы за тенденциями в белорусском кино следите?

- Я был членом жюри брестского кинофестиваля “Белая вежа”, и мы с коллегами единогласно отдали приз фильму Александра Колбышева “Волки”. При низком бюджете сделана достойная картина, с хорошей драматургией, прекрасной игрой актеров.

- Я смотрел этот фильм. Хорошее кино, заставляющее думать. Но нераскрученное.

- А работа по продвижению фильма к зрителю еще находится в зачаточном состоянии. Раньше рекламой фильмов занималось государство. Теперь “Беларусьфильм” пытается сам что-то продавать, но, как я понимаю, с условием сохранения за собой прав собственности на продукт. Экспорт наш ориентирован на Россию. А тамошний рынок поделен между дистрибьюторами. И если интересный материал предложить хорошему дистрибьютору, то он, конечно, разработает прокатную политику, сделает все, чтобы хорошо продать фильм. Но за это он потребует и часть прав. Однако наша киностудия не готова передать дистрибьюторам эти права, вот картины почти и не продаются. А могли бы – в том числе на международном фестивальном рынке.

- Проблема только в этом?

- Да много причин… Я фанат нашего старого кино и всегда говорил, почему бы не оцифровать фильмы 60 – 80-х годов. Но нет до сих пор оцифровки всего нашего золотого фонда! Чтобы не быть голословным, приведу пример. Недавно показывали по ОНТ “мой” фильм “Водитель автобуса”, но на экране было ужасное изображение, звук “любительский”. А вот другая ситуация. Еще один фильм, к которому я причастен, – “Наш человек в Сан-Ремо”. Картина в Советском Союзе собрала 22 миллиона зрителей. Но на “Беларусьфильме” до сих пор нет этого фильма в хорошем качестве. В то же время Константин Эрнст, видимо, купил права на это кино, и в прошлом году его показали на Новый год по российскому “Первому каналу” в отличном качестве и с отменным звуком. Мы с режиссером Александром Ефремовым поразились: как им удалось это сделать?!

- А как вы сумели после “сокращения” на минской киностудии сразу же заняться крупными российскими кинопроектами?

- Такая история: как раз в это время у нас продюсеры из Германии снимали фильм “Побег из ГУЛАГа” – немецкая версия темы “как закалялась сталь”. Я год был занят производством этой картины. И в то время познакомился с Павлом Лебешевым – замечательным кинохудожником, оператором многих фильмов Никиты Михалкова. Лебешев познакомил меня с продюсером Валерием Тодоровским, который всегда думает о том, чем занять своих любимых помощников. Он мне и помог пережить лихолетье. Лет восемь я работал без перерыва на отдых.

- Вот уже десять лет вы свободный художник. А свободным человеком себя чувствуете?

- Я зависим от потребности творить. Сейчас монтирую фильм “5 невест” режиссера Карена Оганесяна. Рабочий день начинается с момента просыпания и длится до следующего сна. Не могу оторваться от компьютера, успокоиться, пока не сведу все треки.

Автор публикации: Виктор КОРБУТ

Фото: Виталий ГИЛЬ

Источник: Портал Беларусь Сегодня