Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

За вычетом оваций

Вторник, 5 июля 2011

Вы помните свою первую музыкальную любовь? Среди западников я сначала воспылал безответным чувством даже не к Beatles, а к Creedence Clearwater Revival. Когда же музыки во всем мире стало слишком много, так много, что я от нее начал прятаться, вдруг откуда ни возьмись появился «Ундервуд». Группа, чье творчество оказалось мне близко и дорого, потому что оно — настоящее. А его невозможно объяснить — нужно слушать в исполнении Владимира Ткаченко и Максима Кучеренко.

Досье

Своим названием коллектив обязан марке пишущей машинки.

В начале творческого пути ансамбль дал несколько концертов на крыше поликлиники крымского медицинского института.

Лидеры команды по образованию — врачи: Владимир Ткаченко несколько лет работал анестезиологом и реаниматологом, Максим Кучеренко — психиатром.

Группа участвовала в записи проектов–посвящений Алле Пугачевой, ансамблям «Машина времени», «Наутилус помпилиус».

В дискографии коллектива 6 альбомов.

Среди саундтреков команды — композиции для фильмов «Даун Хаус», «Молоды и счастливы», «Питер FM», «Антидурь», «Откройте, Дед Мороз!».

О философии

— Я слышал все ваши альбомы, читал и смотрел много интервью с вами, клипы видел. И никак не могу разобраться: в чем феномен популярности «Ундервуда»? Поможете?

 Владимир Ткаченко: Помогу! Мы не относимся серьезно к таким вещам, как популярность. В этом, наверное, и есть наша самая главная ошибка и то, что вы называете «феноменом». Ну то есть мы, конечно, хотим на старости лет собрать какой–нибудь заштатный стадиончик, было бы приятно. Но, поверьте, это не самоцель. Есть многое на свете, друг Горацио, что нужно нам, за вычетом оваций.

— Ваше творчество кто–то из умных людей назвал «музыкой продвинутой молодежи». Вы с этим согласны?

— Я люблю читать и запоминать прочитанное. Это всего лишь свойство памяти и способность фантазировать на заданную тему. А продвинутость — это что–то связанное с компьютерными технологиями. Выражение «продвинутый пастернаковед», кроме иронии и жалости, у меня не вызывает ничего.

— В дискографии «Ундервуда» есть пластинка «Бабло побеждает зло». А что способно победить «бабло»?

— Это философский вопрос, и, чтобы на него ответить, нужно иметь специальное образование: изучать политэкономию, возможно, юриспруденцию, с Кантом быть накоротке. Я такое маленькое насекомое, что мне не под силу решать столь глубокие и дерзновенные вопросы. Когда болеешь золотой лихорадкой, то лучший способ лечения — лень. Будешь лениться — и победишь «бабло»: оно перестанет к тебе приходить.

— Вы — известные шутники и добрые насмешники. Даже новый альбом «Бабл–гам» выпустили ближе к 1 апреля…

 Максим Кучеренко: В нем мы столкнули лбами рок и поп–музыку. Уж больно они раздельно и спокойно живут в современном мире. Эти два направления должны взаимообогащаться. Рок–музыка всегда кричит: «Я вынесу вам мозг!» Поп–музыка кричит: «Кайфуй и плати деньги!» Их нужно правильно скрестить.

О фамилиях

— «Гагарин, я вас любила!» — один из первых ваших хитов. Будь жив Юрий Гагарин, о чем бы вы с ним поговорили?

 Ткаченко:  С кумиром лучше держать дистанцию. Я в этом абсолютно уверен. Не бывает такого, что ты, наконец, встретился с ним, вы посидели, выпили, разговорились о главном, о судьбе, о предназначении. Ты сказал бы, как его обожаешь, он бы мягко улыбнулся, покачал головой, похвалил бы твои песни. Я вот не знаю, о чем можно было бы беседовать с Гагариным, Ленноном, Шекспиром. Я был на пресс–конференции Маккартни на Красной площади, даже приготовил ему вопрос, но он застрял у меня в горле, когда на расстоянии вытянутой руки я увидел человека, благодаря которому стал тем, кем стал. Ну ее к черту, эту близость. У молодого Тарковского был кумиром пожилой Бергман, и на одном кинофестивале Андрей Арсеньевич нарезал–нарезал круги вокруг него, но так и не подошел. И правильно сделал, я считаю.

— Несколько ваших клипов снял Павел Руминов — ныне известный кинорежиссер. С очень специфичным взглядом на жизнь (достаточно вспомнить его ужастик «Мертвые дочери»). Он всегда был таким — с тараканами и клопами в голове. И кто самый странный из тех публичных людей, которые вам встречались?

 Кучеренко: Да в Москве таких — через одного! Мы Павла, конечно, обидеть не хотим, но он когда начинает говорить — слова не дает сказать. Но мы верим: Павел станет благоразумным, начнет снимать добрые, милые фильмы о любви и Гошу Куценко, в общем, то, что нужно современной России.

— Душевная песня у вас — «Очень хочется в Советский Союз». Какой той музыки и каких тех исполнителей вам сегодня не хватает?

— Главная атомная триада 60–х — Бабаджанян — Магомаев — Рождественский. Боевая машина советской эстрады. Три звезды, три личности. Красавцы. Почти 5 лет проработали вместе, зато как!

— Музыкант и текстовик группы «Аукцыон» Дмитрий Озерский из тех людей, которые вызывают безмерное уважение со стороны «ундервудов». Какие его стихи самые–самые? И какие ваши строчки чуть не дотягивают по таланту до этого произведения?

 Ткаченко: Какой сложный вопрос… Мне нравится песня «Летел и таял», она официально не аукцыоновская, а из сольника Федорова, но тандем Федоров — Озерский в этой песне превзошел себя. Я думаю, что ни одна наша песня не дотягивает до «Таял». Так легко и метафорично о смерти еще никто не пел.

— Не удержусь и процитирую Владимира Ткаченко: «Я иронически отношусь к рок–деятельности Юрия Шевчука, поскольку его творчество никак меня не задевает. Ну то есть я абсолютно равнодушен к его песням. Причем для меня самого это загадка, поскольку всех его сверстников–рокеров, отлитых в бронзе и высеченных в мраморе, я слушал раньше с охотой и периодически слушаю сейчас с той или иной степенью увлеченности. Мне кажется, основное послание Юрия Юлиановича звучит так: «Я постиг суть русской души. И суть эта весьма глубока». Так в чем суть русской души, что лежит в ее глубине и на поверхности, есть предположения?

 Кучеренко: Ходит про то смешной анекдот о волках, самогонке и автомате Калашникова… Суть русской души — хранить русский язык. Эту сложную лингвистически–аффективную структуру, которая заставляет китайцев и таджиков уже во втором поколении плакать над стихами Пушкина.

Бонус–трек

— Можно попросить вас об эксклюзиве? Сымпровизируйте несколько рифмованных строчек, посвященных нашей газете…

 Кучеренко:  …«Хожу ли по степи, сижу ли на Эльбрусе я, тянусь к тебе советская, родная Белоруссия. Я не хочу в Техас, я не поеду в Грузию, там девушек таких нет и не будет! Но… Других нам и не надо… В «Советской Белоруссии» живет моя отрада!»

— Ай, спасибо!!!

Автор публикации: Олег КЛИМОВ

Источник: Портал Беларусь Сегодня