Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

По Брейвику плачет тюрьма очень легкого режима

Вторник, 26 июля 2011

По норвежским законам Андерс Беринг Брейвик получит за убийство почти сотни людей 21 год тюрьмы. Это местный аналог пожизненного лишения свободы. При условии прилежного поведения заключенный отсидит лишь 2/3 срока – 14 лет. Но и эти годы, как выяснила журналист “Известий” Анна Томилова, террорист проведет в очень комфортных условиях.

- Ему бы, Брейвику, в российскую “зону”, он бы 100 раз пожалел о том, что совершил, – говорит житель Осло Андрей Анисимов.

Анисимов – российский эмигрант, уже много лет живущий в Норвегии. За свою бурную жизнь Андрей трижды попадал в места не столь отдаленные: отбывал наказание в советской Молдавии по подозрению в краже и уже два раза отсидел в норвежской тюрьме – за вождение в нетрезвом виде и по обвинению бывшей жены в нанесении побоев. Последний срок Андрея закончился в 2010 году, в общей сложности он отсидел около 4 месяцев, в советской тюрьме – 6 месяцев. Говорит, что норвежская “зона” – пятизвездочный отель или санаторий с усиленным питанием.

- Когда мое заключение подходило к концу, я попросил начальника тюрьмы продлить его, – вздыхает Андрей. – Но гражданин начальник мне отказал – говорит, что очередь большая на отсидку, люди по два года ждут.

В норвежские тюрьмы попадают не сразу. Только через год-полтора после вынесения приговора осужденному приходит приглашение, в котором в чрезвычайно вежливой форме сообщается, куда и когда прибыть для отбывания наказания. К приглашению прилагается карта подъездных путей, перечень удобных маршрутов подъезда, список вещей, которые можно взять с собой. Кроме того, в повестке подробно описываются досуговая зона тюрьмы и возможность работы и обучения. Дату и место отсидки можно выбрать и согласовать заранее.

Андрей вспоминает, что до тюремного городка добираться ему было далеко и неудобно, о чем он и сообщил администрации места заключения. Поэтому руководство “зоны” выслало за новым “постояльцем” автобус, больше похожий на экскурсионный, – без решеток и охраны.

- 1 марта я приехал в тюрьму городка Трегста, а 3 марта уже начал изучать норвежский язык, – продолжил Андрей Анисимов. – В нашем распоряжении были кинотеатр, гимнастический и бильярдный залы, футбольное, волейбольное и баскетбольное поля, магазин, аптека, курсы сварщика, лесоруба, плотника, каменщика.

Норвежские зэки живут в комнатах по два человека. Система блочная, в блоке – 6 комнат. В каждой комнате – две деревянные кровати с мягкими матрасами, два стула, большой стол, умывальник, шкафы для личных вещей. В каждом блоке есть большая комната с телевизором. Охрана – не чета российским конвоирам. Это специально обученные безоружные люди, чаще женщины, в их обязанности входит: вовремя разбудить людей, пересчитать и закрыть на ночь блок. Никаких решеток и глухих заборов: огромные окна с прекрасным видом и символическая сетка Рабица вокруг тюрьмы.

- А зачем? – удивляется Андрей. – Никто никуда не бежит. Кто ж побежит от хорошего?

За учебу и работу норвежские сидельцы получают зарплату – 250 крон (почти 50 долларов) в неделю. Оплата регулярная – по пятницам. Работа – не бей лежачего: сборка деревянных лестниц или вырезание бумажных салфеток. Подъем в 6.30. Рабочий день длится с 8.00 до 15.30. Пятница – короткий день, до 13.00. Из этого времени можно вычесть 4 перерыва: три – по 15 мин. на кофе и один получасовой – на ланч.

- Питание – отдельная история, – довольно вспоминает Анисимов. – Оно четырехразовое – шведский стол. Фрукты-овощи, мясо-рыба – каждая калория на своем месте. Мои сокамерники умудрялись поправиться на 12 кг за три месяца. Мне последний месяц тоже пришлось на диете посидеть – поднабрал слегка.

Но все же тюрьма остается тюрьмой, даже несмотря на свою санаторную направленность. Здесь под строгим запретом наркотики и алкоголь. В тюрьме не разрешают пользоваться мобильными телефонами. Посылать сообщения, участвовать в интернет-обсуждениях и получать письма по e-mail тоже не разрешается. Хотя простая навигация по сайтам разрешена, кроме того, каждый желающий получает в пользование ноутбук.

- Но проблем с телефоном нет: во дворе тюрьмы 4 телефона-автомата. Карточки можно купить у тюремной обслуги или выиграть в “Бинго”, – рассказал Андрей. – “Бинго” проводится раз в неделю. Мне повезло: я дважды выигрывал карточки и сигареты.

Чтобы права заключенных ни в коем случае не нарушались, норвежские “зоны” регулярно инспектируют специальные комиссии. Часто они помогают отбывающим наказание во многих вопросах. Например, в вопросе жилья или безвозмездной социальной помощи.

- Я вышел из тюрьмы. Обратился в социальную контору и просто сказал, что задолжал за квартиру за время отсидки и у меня нет денег погасить долг. Никто ничего не проверял: через три дня на мой счет в банке поступило 3.000 долларов. Можно было получить и 4.000 долларов. Ну я не стал наглеть. А моему знакомому выдали от такой социальной конторы квартиру.

Собственно, даже сам принцип отбывания наказания в виде лишения свободы – и тот норвежская пенитенциарная система умудряется исказить. Если человек получил срок до двух лет, то по отбытии половины наказания заключенный может получить право бесконвойной прогулки по ближайшему городу – погулять по магазинам, сходить в кино. Еще чуть погодя его начнут отпускать к семье на выходные.

Конечно, убийца Брейвик на все эти условия рассчитывать не может. Он будет отбывать наказание в тюрьме для убийц. Там каждый заключенный сидит в отдельной комнате. В одиночке есть душ, туалет, кровать, стол, компьютер, телевизор, холодильник. Выпускают их не более чем на два часа в сутки: час прогулки на свежем воздухе, час для занятия досугом. На общей кухне преступники при желании могут приготовить себе дополнительно цыпленка гриль или исполнить свои иные кулинарные желания.

Норвежский теракт, по мнению русского эмигранта, закономерен.

- Здесь очень много эмигрантов – пакистанцы, иракцы, иранцы, сенегальцы, курды – кого только нет. Беженцы получают гораздо больше прав, чем сами норвежцы. Переселенцам дают практически сразу же вид на жительство. Дают квартиры, бесплатные детсады, школы и другую “социалку”. А вот если норвежка, к примеру, придет в банк и попросит отсрочить платежи на полгода – по состоянию здоровья или из-за смены финансового статуса – то ей, скорее всего, откажут. Беженцу пойдут навстречу. Норвежцы таким положением очень недовольны. Но все это они обсуждают исключительно на кухне. И не дай Бог на улице беженца назвать цветным! Тут же обвинят в расизме. Я бывал за границей в 25 странах. И ни разу не видел, чтобы в мусульманской стране были христианские храмы. В Осло – сплошь мечети. Поэтому и появился этот Брейвик…

К заключительным словам российского эмигранта, знатока норвежских тюрем, хочется добавить, что разного рода брейвики будут и дальше появляться в тех странах, где неотвратимость сурового наказания подменена обязательным санаторным комфортом. Посетители интернет-форумов, обсуждая условия в норвежских тюрьмах, горько шутят: “Нет денег на компьютер? Устал жить от зарплаты до зарплаты? Поезжай в Норвегию, убей 100 человек, и у тебя на 21 год будут еда, жилье, работа и ноутбук”.

Есть и другие комментарии, более серьезные по содержанию. Люди говорят, что этим псевдогуманизмом европейцы сами у себя разжигают огонь преступности. Однако некоторые политики относятся к проблеме, мягко говоря, легкомысленно. Так, недавно докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы Андрес Херкель неожиданно начал рассуждать по поводу преступников, приговоренных к расстрелу в Беларуси. Речь идет об убийцах Бурдыко и Гришковцове, устроивших дикую резню в Гродно.

Если кто не знает, это два негодяя, у каждого из которых за плечами уже была судимость. Как-то они явились в гости к знакомым, намереваясь их ограбить. Выпили-закусили, а потом хладнокровно убили трех человек – 35-летнюю хозяйку квартиры, ее пожилого свекра и их гостью. Свидетеля этой бойни – малолетнего сына одной из погибших женщин, преступники тоже пригрозили убить, если он вздумает поднять крик. После этого они подожгли квартиру и ушли, взяв компьютер, другие вещи и свидетеля-мальчишку.

 Пытаясь уехать подальше от Гродно, убийцы напали на таксиста, которому просто повезло: будучи раненным ножом, он сумел убежать. Затем преступники попробовали угнать “Ауди-80″ на неохраняемой стоянке, но это у них не вышло. Вскоре оба бандита были задержаны, ребенок спасен.

Что заслужили озверевшие подонки, убившие мать на глазах ее 11-летнего сына? Может быть, стол с закуской и выпивкой? Можно ли предложить им казенный бильярд или уютный кинотеатр, как в фешенебельной норвежской тюрьме?

Вряд ли у кого-нибудь из вменяемых людей могут быть сомнения в справедливости приговора, вынесенного этим убийцам. А вот некий самоназванный “эксперт по Беларуси” от организации “Международная амнистия” Хизер Макгилл сомневается – она считает, что “казнь за разбойное нападение и убийство вряд ли способствует правосудию”. С ее точки зрения, правосудию будет лучше, если бы Бурдыко и Гришковцов оказались в комфортных условиях и продолжали сытно есть и сладко спать. В таком случае можно предложить излишне сердобольной госпоже Макгилл пустить к себе в дом этих убийц. Только перед этим пусть она посмотрит в глаза людям, чьих родных и близких убили эти негодяи.

Морализировать можно бесконечно, преступление и наказание – вечная тема. Но, думаю, в споре о том, откуда среди людей вдруг появляются кровавые палачи, намного убедительнее звучат голоса тех, кто считает, что нельзя проявлять нарочитую политкорректность к душегубам. Как говорится в народе: “отчего ж не убивать, если некому унять?..”

Источник: Портал Беларусь Сегодня