Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

В скульптуре обязательно должен быть нерв

Понедельник, 31 октября 2011

Нужны ли новые памятники? Может, хватит тратить народные деньги на возведение дорогостоящих «идолов»? Забыть все, что было, и жить спокойно… А как же память? Ведь монументы создают, чтобы не забывать: ни хорошее, ни плохое.

27 июня 2007 года в деревне Красный Берег на Гомельщине был открыт мемориальный комплекс, посвященный детям — жертвам Великой Отечественной войны. Спроектировала его мастерская архитектора Леонида Левина. Теперь этот мемориал называют детской Хатынью. Представить мемориал без скульптуры бронзовой девочки с нервно вскинутыми над головой руками невозможно. Создал эту работу Александр Финский. Я отправился в мастерскую скульптора, чтобы первым его поздравить с присуждением Государственной премии за 2010 год.

— Александр, признание получено. Чем сейчас будешь заниматься?

— Мыслей много… Хотелось бы и с архитектором Сардаровым поработать, поднять какие–то из ранее начатых монументальных проектов. А может быть, сделаю небольшую паузу в работе над большими скульптурами. На мой взгляд, не существует специализации «монументалист». Большая, масштабная работа — этап в творчестве. К таким произведениям надо идти подготовленным. Хочу на пару лет вернуться к ежедневной работе над станковой скульптурой: подобные эксперименты не требуют огромных финансовых затрат, а в смысле опыта, находок пластической выразительности они бесценны.

— Звучит не слишком честолюбиво…

— Если художник не имеет амбиций — это плохо, конечно. Но, с другой стороны, мои премия и признание — лишь подтверждение серьезных намерений. Представь, уже больше трех лет прошло, как мы с Леонидом Левиным и Светланой Катковой закончили объект в Красном Береге. Но премию присудили только сейчас. Ясное дело, я очень рад.

— А как ты оказался в этом проекте?

— Началось все более 10 лет назад. Левин пригласил меня в мастерскую, где уже были генплан и макет мемориала, и говорит: «Нужен образ девочки». Я рассудил, что ее фигурка — работа не очень большая, даже камерная. В такой скульптуре обязательно должен быть нерв. Правда, после упрекали, что девочка у меня получилась какая–то нескладная. Согласен, она несколько диспропорциональна, но это сделано мной специально, для обострения образа, чтобы она выглядела беззащитной и слабой.

— Почему, на твой взгляд, нет сегодня мощной монументальной скульптуры. Я имею в виду такие памятники, как в Купаловском сквере, на площади Якуба Коласа в Минске… Нет мастеров или социального заказа?

— Я бы не был так категоричен. В Бресте, например, недавно поставили памятник, посвященный тысячелетию города. И наш Минск имеет богатую историю, но памятника основателю города так и нет! Правда, имени этого человека тоже не сохранилось, но ведь существуют разные версии… Можно, наверное, остановиться хотя бы на одной из них. Не спорю, все, что есть знаковое и значительное у нас, — это монументы, оставшиеся с советских времен.

— А может, все гораздо проще, сегодня у города нет денег на масштабные скульптурные проекты?

— Денег всегда нет и не будет! Финансы находятся и даются только под нужный и убедительный проект.

— Ты преподаешь в академии искусств, видишь молодежь. Скажи, почему сейчас на художественном факультете такой небольшой конкурс? Молодые не идут учиться на живопись, скульптуру, графику?

— Это объясняется в первую очередь низкой востребованностью профессии. Появилось много частных заказчиков, а они не настроены на высокий профессионализм, им не нужны идеи: «тупо» хотят, чтобы художник делал так, как заказчики где–то уже видели. А умного частного мецената я пока не встречал.

— Скульптура — очень дорогой вид изобразительного искусства. График может простым карандашом, на обыкновенной бумаге работать… Вашему брату нужны мрамор, бронза, камень.

— Да, затраты большие. Но если они оплачиваются заказчиком, то все нормально.

— А кто он, заказчик?

— В основном, как и прежде, городские власти. Недавно, например, мы с Заспицким сделали памятник Мицкевичу в Минске. Инициатива исходила от польской диаспоры. Вначале они хотели поставить в сквере на Городском Валу привезенный из Польши бюстик поэта. Но скульптура была такой маленькой, что совсем терялась среди деревьев. Город провел конкурс. Мы его выиграли, поскольку решили делать не бюст, а фигуру поэта. Серьезный скульптурный проект может поддержать финансово и реализовать только государство. Ведь для памятника нужно место выделить, согласовать… Случаются предложения и от частных фирм. Например, холл офиса или внутренний дворик оформить скульптурой. Но подобных заказов, увы, очень мало.

…В мастерской Александра Финского тесно от больших и маленьких скульптур, ощущение такое, словно находишься в навсегда замершей толпе, — застывшие скульптуры молчат. Хозяин мастерской заваривает кофе и, завершая нашу беседу, говорит: «Любое монументальное произведение должно иметь в себе посыл в будущее. Ведь оно делается из дорогостоящих и вечных материалов. И такая идея в нашем мемориальном комплексе в Красном Береге очевидна. Туда приходят и будут приходить дети. А ведь именно в детстве в душе ребенка и закладываются основы его мировоззрения».

Автор публикации: Владимир СТЕПАН

Источник: Портал Беларусь Сегодня