Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Россия, Украина и Белоруссия от Н.С.Хрущева… (окончание)

Среда, 4 января 2012

Россия, Украина и Белоруссия от Н.С.Хрущева… (окончание)

(Окончание).

К началу 1990 г. было вполне ясно, что практика «перестройки» идет по пути разрушения основ системы экономического строя, хотя Горбачев в январе 1990 г. и заявил, что «мы не отказываемся от социалистического выбора». При этом признавал, что реформа «затронула» отношения собственности. Профессор И.Фроянов писал, что путь капитализации, на который толкал страну Горбачев, народ не выбирал. Его заманили туда под «песнопения»  сладкоголосого Орфея – Генсека, сулившего  благодательные перемены и лучшую жизнь «в рамках социалистического выбора».
А между тем слова о социализме  даже в дежурной демагогии становились все глуше, неопределеннее. Естественно, что с разрушением социалистических экономических отношений назревал и кризис производства. Но статистически экономический кризис как несомненный итог хозяйственной реформы был зарегистрирован в 1990 г. Спад промышленного производства шел к этому году по нарастающей: в 1988 г. он был зафиксирован по 32 видам продукции из 158, учитывающихся  по ежемесячной отчетности, в 1989 г. – по 72, в 1990 г. – по 99. В 1989 г. явно обозначилась эрозия межреспубликанского рынка: объем вывоза уменьшился в 3 союзных республиках, объем ввоза – в 5. В 1990 и 1991 годах межреспубликанский оборот еще более сократился (А.Еремин).
Следующим ударом по тяжело раненому социализму стало принятие закона о собственности. И хотя этот закон принимался еще от имени социалистического государства, фактически он объявлял ликвидацию социалистического экономического строя и Советской власти как политической формы социализма. В законе уже не упоминалась социалистическая собственность. В силу ряда маскировочных юридических уловок и в силу того, что вводила закон КПСС , значение этого акта осталось почти не понятым гражданам страны. Закон о собственности получил свое логическое развитие в законе «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий», подписанный Горбачевым 1 июля 1991 года.
Выступления М.Горбачева в 1985-1987 г.г. базировались на социальной демагогии, что социализм в нашей стране – огромное завоевание народа, и строительство его следует продолжать. Такое отношение к наследию прошлого, бесспорно устраивало большинство советских людей. Народные массы хотели перемен, но они хотели и социальных гарантий к которым давно привыкли. Но скоро произошло другое. Театральная импульсивность и непоследовательность в выработке политики «перестройки», ее аляповатое воплощение только осложняло ситуацию, обостряло противоречия в развитии общества. Принимались якобы скоропалительные решения, использовались вроде бы неопробированные методы управления экономикой, стимулированием и организацией производства.
 И в этом рукотворном хаосе Горбачев подбирался к главной своей задаче на этапе уже ранней «перестройки» – замене кадров. Она велась на всех уровнях управления, затронула и окружение «прораба». Чтобы устранить партийных и хозяйственных руководителей, уже начавших понимать его истинные замыслы, М.Горбачев начал поспешную подготовку «демократизации на производстве». Сначала было предложено избирать директоров заводов, руководителей предприятий, что дало возможность избавиться от части строптивых хозяйственников. Затем М.Горбачев предложил «ударить по штабам» и расправиться с непослушными организаторами экономики в партии и государстве, поменять целые должностные группы в аппаратах управления. Генсек стал избавляться от политических оппонентов и политических конкурентов. В этих целях и спешил с политической реформой. Он вывернул наизнанку последовательность преобразований, поставив политику впереди экономики. Он двинул перестройку по скоростному пути, форсировав реформы политической системы.
Политическая реформа «включила массы», но не в экономические преобразования, а в противостояние, в политическую борьбу. Резкая политизация общества отвлекла людей от решения конкретных экономических задач.  «Радикальной реформе» политической системы большое внимание М.Горбачев уделил на январском (1987 г.) Пленуме ЦК. Формально это был Пленум по кадровой работе. Именно тогда и было впервые сказано о необходимости глубокой перестройки и государства, и партии. В резолюции ХIХ Всесоюзной партийной конференции (28 июня – 1 июля 1988 г.) записали, что «в повестку дня поставлена необходимость глубокой реформы политической системы». Конференция заявила, что «решающее направление реформы политической системы есть обеспечение полновластия Советов народных депутатов как основы социалистической государственности и самоуправления». Это означало курс на передел власти в условиях начинающегося хаоса. Всякий же передел власти неизбежно ослабляет государственный организм. Выдвинутый М.Горбачевым лозунг передачи власти из рук ЦК КПСС в руки Советов был подхвачен  пока скрытыми антисоветчиками и антикоммунистами для борьбы с партией и государством, для изменения государственного строя. Но стоило им прорваться к рычагам управления страной, на повестку дня они бросили новый, противоположный предыдущему лозунг: «Долой власть Советов!»
С 25 мая по 9 июня 1989 года работал первый съезд народных депутатов СССР. Съезд принял на себя всю полноту законодательной и распорядительной власти в стране. Это и было одним из чаяний Генсека, которое еще дальше подтолкнуло страну к хаосу. Углубляя перестройку, М.Горбачев оказался в сложных отношениях с весьма обширным слоем партийно-государственного аппарата, политические воззрения которого базировались на идеях социализма, державности, патриотизма. Возможности М.Горбачева «продолжать курс на глубокие реформы», используя многократно испытанные в прошлом механизмы и опираясь на безусловную лояльность аппарата КПСС, в 1989 г. подошли к критическому пределу. Тогда М.Горбачев и начал готовить в СССР институт президентства. Должность президента выпадала из системы Советской власти, более того была ей чужеродной.
Провозглашенная «прорабами» гласность не стала генератором энергии масс, силой очистительной и созидательной. Потому что они отводили ей роль угарного газа, способного незаметно, но быстро отравить не только разум отдельного человека, но и в значительной мере – общественное сознание. Под флагом «плюрализма», «гласности», «свободы слова» на страну обрушился поток грязной лжи об отечественной истории, циничного обмана и примитивной по существу, но броско поданной социальной демагогии.
12 июня 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР, контролируемый Б.Ельциным, объявил о суверенитете республики. Речь шла, по сути, об объявлении предстоящей ликвидации Союза. СССР мог существовать без любой республики, но только не без РСФСР. Президент Союза имел полное право распустить съезд и Верховный Совет РСФСР, а соучастников заговора привлечь к уголовной ответственности за измену Родине.
Обновленческий ажиотаж кадрового корпуса призван был обеспечить  безболезненную и безопасную лично для М.Горбачева чехарду, ослабить антигорбачевский фронт державников и, в конечном счете, готовить СССР к сдаче, без боя. За шесть лет  Горбачев сменил весь состав членов Политбюро, три Председателя Совета Министров СССР, почти всех членов Президиума Совета Министров и министров СССР. Между 1986 – 1990 г.г. число новых членов ЦК составило 85 процентов, в апреле 1989 г. в отставку «за один прием» было отправлено 110 членов ЦК, т.е. более трети состава этого высшего партийного органа.
М.Горбачев со временем стал внедрять в массовое сознание мысль, что на определенном этапе КПСС начала отставать от динамизма событий, происходящих в обществе. Впервые о факте отставания ряда организаций КПСС от «доминирующих настроений» было сказано на пленуме ЦК 25 июня 1987 года. 18 июля 1989 года, на совещании в ЦК КПСС, речь уже шла об отставании не ряда партийных организаций, а о существенном отставании всей партии.  По свидетельству Б.Стукалина,  заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС, позднее – посла СССР в Венгрии, в январе 1988 г. в кабинете Яковлева он услышал от него «убийственную фразу»: «Партия, которая не может дать народу того, чего он хочет, не достойна существования». «Прорабы» готовили КПСС к убийству.
Разрушительная политика М.Горбачева и А.Яковлева не только наносила удары по партии, но и укрепляла в мысли о КПСС как виновнице ухудшающейся на глазах их жизни. В проекте Платформы ЦК КПСС ХХVШ съезду партии появился пункт: «КПСС не претендует на монополию и готова к политическому диалогу и сотрудничеству со всеми, кто выступает за обновление социалистического общества». М.Горбачев – Генсек постепенно отодвигал партию от власти.
13 июля 1990 г. на съезде КПСС был избран «принципиально» новый ЦК. Когда страна развивалась, крепла и мужала под руководством КПСС, в состав ЦК входили министры СССР, секретари обкомов, военачальники, работники ЦК. Теперь же этих должностных лиц в составе ЦК было совсем мало.  А в Политбюро не оказалось никого из министров СССР и даже Председателя Совета Министров СССР. На уровне центральных органов отход от концепции «государственной партии» завершился. Партия поэтапно отстранялась от руководства Советским Союзом. Протоколы Политбюро «худели». Из некогда могучего органа «вытекала кровь». К началу лета 1991 г., третий месяц оно не собиралось на свои заседания. Партия М.Горбачеву уже была не нужна. Августовская 1991 г. провокация необходима была для окончательного удара по КПСС, когда ее запретили чисто полицейскими методами.
О компрометации, деморализации и разрушении Советской Армии М.Горбачевым  написано немало. Всякий, кто когда-либо разговаривал, был знаком с советскими военачальниками, точно знал, что советские генералы  никогда не пойдут на кровопролитие без твердого, определенного политического приказа сверху. Можно ли себе представить, что в центре Тбилиси в апреле 1989 г., в Баку в январе 1990 г. и близь телевизионной башни Вильнюса в январе 1991 г. советские генералы – на свой страх и риск – пошли в боевую атаку против своего же народа? Немыслимо. Но М.Горбачев, отдававший приказы, всегда предпочитал прятаться за спины других.
14. Изучив пласты документов, широких круг общей и специальной литературы, Вы, видимо, очень глубоко проникли в суть такого явления, как М.Горбачев. Что Вас поразило и удивило?
Процитируем А. Герцена: «Истина лучезарна: ей до-статочно одной щели, чтоб осветить целое поле»
На наш взгляд, такой «щелью», через которую проникла «луча золотистая нить», высветившая глубины души человека, ока-завшегося руководителем Советской сверхдержавы в середине 80-х годов XX столетия, являются новые свидетельства уже _цитировавшегося В. Болдина – помощника М. Горбачёва.
В. Болдин был просто потрясён, когда в его присутствии М. Гор-бачёв, ещё будучи секретарём ЦК КПСС по сельскому хозяйству, сдирал с подаренных ему юбилейных адресов-папок лохмотья кожи и уносил их домой. А на недоуменный вопрос помощника «Зачем?» ответил: «В хозяйстве всё может пригодиться!»
С началом горбачёвской «перестройки» советские люди всей душой поверили в неё. Многие по своей инициативе начинали присылать в ЦК КПСС скромные сбережения, чтобы пополнить фонд преобразований. Советскому народу вообще присуще было это благородное бескорыстное движение души. В ЦК приходи-ли тысячи приветственных писем, во многих содержались де-нежные и другие пожертвования.
В почте попалось одно необычайно трогательное послание. Писала одинокая пожилая женщина с очень трудной судьбой. У неё погиб муж, умерли дети. Она давно во всём разуверилась, но сейчас испытывает огромный душевный подъём, потому что её вдохновила перспектива перестройки. И желая хоть как-то принять участие в этом великом деле, она посылает в фонд пе-рестройки единственную ценную вещицу, какая у неё есть, – золотую заколку для галстука, хранившуюся как память о по-гибшем муже. Это было очень трогательное письмо, и В. Болдин, конечно же, принёс его – вместе с содержимым, – М. Гор-бачёву. Генеральный секретарь ЦК КПСС прочи-тал письмо, вынул из него золотую заколку и положил её себе в карман, а письмо вернул В. Болдину для передачи в архив. В. Болдин продолжал молча оставаться в кабинете Генсека, ожидая каких-то указаний. Но М. Горбачёв только сказал: «Всё, иди…» Куда делась та заколка, неизвестно. Но после того слу-чая, как говорил В. Болдин: «Я окончательно понял, с кем имею дело, с кем свела меня судьба».
Приведённые факты, как представляется, концентрировано вы-ражают и до «дна» высвечивают такое явление, как М. Горбачёв. Его инстинкты никакого отношения к русской культуре не имеют. Он носитель другой культуры.
15. Что Вы можете сказать в заключение?
- Начиналось с безобидного: повысим общественную роль национальных языков, устраним «белые пятна» истории… Так страна была втянута в завуалированное и длительное насилие, в специальную операцию «холодной войны» под кодовым названием «перестройка». Кровью науки является информация. Свинцовая глыба лжи о перестройке, нависавшая над головами деморализованных соотечественников, в основе своей разрушена. Одним из первых мощный удар по этой глыбе нанес доктор исторических наук, профессор, декан исторического факультета СПбГУ И.Фроянов, написавший фундаментальный научный труд «Погружение в бездну. Россия на исходе XX века». Глубоко проанализировав широкий круг источников, И.Фроянов доказал, что СССР не рухнул сам собой, а был разрушен сложнейшими алгоритмами. Автор во многом снял загадочность, неизученность и нераскрытость Ю. Андропова и показал его труды в продвижении М. Горбачева на властный олимп. Ю.Андропов же был инициатором и «смотрин» Б.Ельцына. Доктор исторических наук профессор А.Уткин на англоязычных источниках создал монументальную работу «Измена Генсека. Бегство из Европы», доказав, что М.Горбачев был зложелателем, совершившим злодеяние против советского народа. Перековавшийся М.Полторанин, бывший рядом с Б.Ельциным целое десятилетие (начиная с поста главного редактора «Московской правды» и до кресла первого вице-премьера правительства РФ), пожалуй, дальше всех, писавших о его патроне, проник в глубины ельцинизма и выворотил его анатомию. Лексическая единица «жуть» обычно употребляется в устной речи. Но в данном случае жуть и ужас – именно те слова, которые адекватно могут передать состояние души после чтения мемуаров М.Полторанина «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса». Из книги узнаем, что Б.Ельцин и М.Горбачев были заединщиками. На людях же демонстрировали непримиримые противоречия. Из книги узнаем также, что волю народа о судьбе СССР, выраженную на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 г., никто из тандема не собирался претворять в жизнь. М.Полторанин пишет о ГКЧП – провокации, которая нужна была именно этим заединщикам для компрометации ЦК КПСС, всей партии с целью спасения себя и  оправдания разгрома этого главного государственного института СССР. Автор пишет и о многих других антигосударственных злодеяниях этих двух фигур. Чего стоит признание о тайной договоренности Б.Ельцина с президентом США о выдаче американских паспортов главным разрушителям России – радикальным либералам, чтобы действовали смелее. Книга М.Полторанина должна стать сегодня настольной в каждой семье. Это  диктуется и тем обстоятельством, что он глубоко анализирует сегодняшний ельцинизм в России, без Б.Ельцына. Серьезные удары по глыбе лжи о «перестройке» нанесли Б.Стукалин, В.Легостаев, Е.Чазов, В.Крючков. Ценнейшие для науки сведения, помимо уже известных читателю, приводит в своих мемуарах Б.Стукалин: «Признаюсь, что поддерживая с А.Яковлевым довольно близкие отношения в течение многих лет, не разглядел страшного двойного нутра этого оборотня… Мы пришли в аппарат ЦК в 1960 году практически одновременно… Особенно ему хотелось знать всю подноготную его изгнания из ЦК в 1973 году, о причастности к этому отдельных лиц. Я делился с ним известной мне информацией и своими соображениями. Но на его нетерпеливый, злой вопрос: «Так кто же меня выжил из ЦК?» – обычно отвечал, что ничего конкретного не знаю, хотя эта история  была мне известна во всех подробностях… – Ну, ладно. Они(?!) еще пожалеют об этом, – с нескрываемой угрозой сказал как-то А.Яковлев, – мне только 50 лет. Я вернусь (из Канады. – авт.) и покажу им, где раки зимуют…К этой теме он возвращался не раз… Еще в конце 50-х годов, проходя стажировку в Колумбийском университете, А.Яковлев  оказался на крючке у ЦРУ.» Экс-председатель КГБ В.Крючков писал, что «А.Яковлев и М.Горбачев – одно и то же. Обе зловещие фигуры нашей действительности –  М.Горбачев и А.Яковлев – одновременно являются и «архитекторами» и «прорабами»  «перестройки». Из воспоминаний Е.Чазова известно, что Ю.Андропов не просто скрывал, а лгал Л.Брежневу о состоянии своего здоровья. Зачем, будучи тяжелобольным, он вступил в схватку за власть?  В.Легостаев считает, что главным делом жизни Ю.Андропова был выбор приемника, который сумел обрушить Советский Союз. Наверное, как профессионал политического сыска, Ю.Андропов  прежде всего досконально изучил все, что имелось в КГБ в отношении М.Горбачева. И, похоже, что-то нашел. Но Н.Зенькович на этот вопрос уже практически ответил в своей энциклопедии биографий «Элита: самые секретные родственники». У Ю.Андропова и М.Горбачева была общая щемящая тайна.
Пустота и пронзительное чувство невероятности возникают также и после чтения книги генерал-майора Ю.Дроздова («Записки начальника нелегальной разведки»). Есть в ней и такие свидетельства: «Как-то в один из приездов в Москву бывшие американские разведчики в пылу откровенности за ужином с подвальном ресторанчике на Остоженке  бросили неосторожную фразу: «Вы хорошие парни, ребята. Мы знаем, что у вас были успехи, которыми вы имеете право гордиться. Даже ваши поражения демонстрировали мощь вашей разведки. Но пройдет время, и вы ахнете, если это будет рассекречено, какую агентуру имели ЦРУ и Госдепартамент у вас наверху». Мы воспринимаем упомянутые ~ произведения не просто как прочитанные книги, а как События. События страшные. Страшные невероятностью, неправдоподобием, немыслимостью.
Не имея Чрезвычайного опыта – опыта предательства верхов, советский народ заглотил золотую наживку под названием «совершенствование социализма» и не заметил, как к концу «перестройки» остался не только без «белых пятен» истории, но и без социалистического Отечества.
16. Где можно найти Вашу книгу?
- В библиотеках. В продаже ее уже нет.

А.И.Молчанов,

 доктор исторических наук, профессор.

Источник: Портал Беларусь Сегодня