Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Последняя диктатура Европы – в приоритетах Путина

Понедельник, 30 апреля 2012

Последняя диктатура Европы - в приоритетах Путина

Владимир Путин назвал углубление интеграции на постсоветском пространстве своим приоритетом. Это означает, что Москва потребует от белорусского руководства новых уступок.

Выступая 11 апреля с ежегодным отчетом в Госдуме, премьер Путин, он же — избранный президент России, заявил: «Считаю, что углубление интеграции на постсоветском пространстве является ключевой задачей и экономики, и внешней политики России. Ключевой. Важнее у нас ничего нет. От этого зависит наше будущее». Фраза прозвучала и как послание ближайшим партнерам России, в том числе Беларуси, пишут «Белорусские новости».

Таким образом, официально озвучены намерения нового-старого хозяина Кремля. Исходя из этих тезисов и будет строиться внешняя политика Российской Федерации в ближайшее время. Тем более что интеграционный фундамент уже заложен — в виде ЕЭП, Таможенного союза и ЕврАзЭС. Судя по характеру последних заявлений, Путин настроен более чем решительно и политика умасливания постсоветских партнеров заканчивается. Евразийская интеграция — это его личный, имиджевый проект.

Проблема в том, что путинская интеграция не предполагает равноправного характера. Это хорошо просматривается на примере недавней «воздушной войны», когда белорусские власти вынуждены были пойти на подписание невыгодных для себя и национального авиаперевозчика соглашений в пользу Москвы. Также, несмотря на заявленный принцип свободной конкуренции, поставки белорусского сухого молока на российский рынок в 2012 году сильно ограничены.

По сути, вариант интеграции, который предлагается Кремлем, предполагает создание единого политического центра принятия решений в Москве.

Белорусскому руководству это не сулит ничего хорошего, особенно если учесть, что состояние экономики страны во многом зависит от доступности энергоресурсов, предоставляемых восточной соседкой.

В частности, речь идет о выгодной переработке дешевой российской нефти. Так, положительного сальдо внешнеторгового баланса за первые месяцы 2012 года Беларуси удалось добиться за счет роста экспорта нефтепродуктов. Он увеличился на 1,7 млрд. долларов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а общая доля нефтепродуктов в экспорте за январь-февраль 2012 года составила 38,8%.

Таким образом, благополучие экономики Беларуси оказалось на нефтяной привязи у России, и Минск окажется перед выбором: либо идти на уступки, либо остаться без нефтяных дотаций и при этом потерять пресловутую «стабильность», за которую голосует электорат.

На практике, скорее всего, придется лавировать, идти на уступки как России, так и Европейскому союзу. Западный вектор будет являться относительным противовесом и, по сути, последним рычагом влияния Беларуси на Российскую Федерацию. Так, после заявлений Путина о том, что интеграционные процессы приняли необратимый характер, были освобождены политзаключенные Андрей Санников и Дмитрий Бондаренко. Нельзя говорить о прямой связи, но косвенное влияние московский месседж мог оказать.

Один из примеров российского давления на Беларусь — затягивание решения с выделением третьего транша кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС. В 2011 году Евразийский банк развития перевел два транша кредита — на 800 и 440 млн. долларов. В соответствии с утвержденным ранее планом третий транш в 440 млн. долларов следовало выделить Беларуси не позднее 28 февраля 2012 года.

Однако этого не произошло. По словам главы Нацбанка Беларуси Надежды Ермаковой, «основная претензия, которая к нам имеется — это структурное преобразование, что подразумевает смену государственной собственности на частную. Я думаю, что мы имеем голову на плечах, и сами должны видеть, где надо менять, а где не надо. А все остальное, что касается цифровых показателей, у нас выполнено».

Ряд аналитиков склоняются к выводу, что одной из основных целей путинской интеграции будет приобретение белорусской госсобственности. Однако руководство Беларуси будет всячески затягивать это процесс и пытаться получить как можно больше преференций.

Так, недавно глава концерна «Белнефтехим» Игорь Жилин обрисовал условия приватизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов для россиян. А именно: перед покупкой российские нефтяные компании должны профинансировать модернизацию НПЗ на 2,7 млрд. долларов.

Российскую сторону также очень интересует приватизация белорусских нефтепроводов. О желании купить нефтепровод «Гомельтранснефть Дружба» — один из основных нефтяных коридоров для транзита российской нефти в Европу — заявляли как «Транснефть», так и «Роснефть». Но официальный Минск не спешит отдавать эти трубы в руки Москвы. В конце января первый вице-премьер правительства Владимир Семашко, касаясь приватизации нефтепроводов, заявил: «Могут быть разные покупатели, и не только российские».

На совещании по вопросам приватизации 30 марта Александр Лукашенко подчеркнул, что «обвальной приватизации в стране как не было раньше, так и не будет теперь. Этот вопрос не обсуждается, пока я президент». Таким образом белорусский официальный лидер посылает месседж Москве, пытаясь установить правила приватизационной игры. Вот только примет ли их российская сторона?

Ситуация осложняется тем, что Беларусь в соответствии с условиями кредитной программы ЕврАзЭС за три года должна продать активов на 7,5 млрд. долларов. В 2011 году таким активом стала вторая половина «Белтрансгаза», приобретенная «Газпромом» вслед за первой за 2,5 млрд. долларов. Что из белорусского «фамильного серебра» окажется следующим объектом приватизации, будет выбирать Москва.

У российской стороны есть ряд сильных средств давления. Во-первых, это соглашения о поставках энергоресурсов, которые действуют до 2014-2015 годов. В дальнейшем цена будет зависеть от уступчивости белорусов. Во-вторых — торговые войны.

Войдя в Единое экономическое пространство, белорусские власти поставили экономику в еще более зависимое положение от российского рынка, и манипулирование доступом на этот рынок станет одним из основных рычагов воздействия со стороны России.

Введение же российского рубля в Беларуси маловероятно. По сути, это решение не выгодно ни одной, ни другой стороне, поэтому и остается на бумаге. Минский политолог Денис Мельянцов подчеркивает, что «в Беларуси довольно нестабильная экономическая ситуация. Если российский рубль будет введен, то Беларусь не сможет макроэкономическими рычагами исправить ситуацию. Тогда решать проблему придется России. А если в рублевую зону войдет Казахстан, то это будет и его головной болью».

Приоритетом внешней политики Российской Федерации в отношениях с Беларусью в ближайшие несколько лет будет экономическая инкорпорация. Полная политическая инкорпорация не имеет смысла для Кремля. Создавать еще один дотационный регион Москве ни к чему. К тому же интегрировать Беларусь в систему регионов Российской Федерации достаточно сложно с точки зрения международного права и накладно в экономическом смысле.

А добиваться от Минска принятия «правильных» решений вполне можно через схемы ЕврАзЭС, Таможенного союза и ЕЭП.

Источник: Хартия’97 :: Новости из Беларуси