Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Общество

Многодетная семья инвалида 20 лет живет в бараке без канализации

Понедельник, 11 августа 2014

Власти отказываются помочь семье из-под Пуховичей.

Читательница Юлия Соболенко рассказала редакции сайта charter97.org о тяжелой ситуации, в которой оказалась ее семья. По ее словам, еще с 1994 года, когда ее отец получил производственную травму на Пуховичской картонной фабрике и их семья стала многодетной, власти не сделали абсолютно ничего, чтобы им реально помочь. Двадцать лет тянется переписка с отписками от государственных учреждений, Юлия уже переехала жить в Минск, а родители так и живут в страшной антисанитарии в бараке 1937 года в деревне Светлый Бор Пуховичского района. Еще в начале этого года Юля рассказала об этом в видеообращении к Лукашенко, однако, судя по всему, адресата оно так и не достигло.

Мы поинтересовались у Юлии, на какой стадии сейчас находится разрешение проблемы и есть ли хоть какой-нибудь прогресс.

— Все на стадии полного отсутствия соблюдения законов со стороны властей. Начнем с того, что мой отец Юрий Соболенко — инвалид, он получил травму на производстве, а акт о травме составили только в 2001 году, то есть получается, что 7 лет кто-то другой получал за моего отца проценты за производственную травму. Это первое нарушение, с которого все началось.

После этого моя мама Валентина Соболенко уволилась с ОАО «Пуховичская картонная фабрика» в 2002 году. Тут же решением профкома она была снята с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. По закону об этом ее должны были уведомить письменно, но никакого документа мы не получали. Так как мой отец остался работать на производстве, моя мама могла передать права на очередь в улучшении жилья, но так как нас не уведомили об этом, мы этого и не сделали, оставаясь уверенными в том, что мы продолжаем стоять в очереди на улучшение жилья.

— В каких условиях живут в данный момент ваши родители?

— Сейчас мой отец — инвалид 3 группы по вине производства — живет с моей мамой в бараке 1937-го года постройки. Без холодной воды, без слива, без канализации и без ванной. Туалет — на улице. Жилая площадь — 16 квадратных метров. По закону «О правах инвалидов или людей с ограниченными возможностями» люди-инвалиды должны проживать в жилых помещениях со всеми коммуникациями. Но, видимо, этот закон придуман для красоты. Позвоночник моего отца рассыпается, но государство не платит за данную группу, так как власти считают, что человек с рассыпанным крестцовым отделом позвоночника в состоянии работать, имея титановый шунт в крестце и гигантскую тарлову кисту.

— Что сделали для вас власти и предприятие за все эти годы? Были ли какие-то попытки вам помочь?

— За те годы, что мы были многодетной семьей нам никак не помогли, даже в плане ремонта и прокладки коммуникаций, хотя мы писали об этом руководству производства и местному райисполкому неоднократно. Везде один ответ: нам ничего не было положено ни тогда, ни сейчас.

Есть документ, в котором говорится, что нам заменили чердачную электропроводку, и что после этого других обращений по ремонту квартиры не поступало с 2007 года — это вранье. Кому понравится жить в разваливающемся бараке без коммуникаций? У всех соседей есть и водопровод, и канализация, а нам сказали, что на нашу семью труб не хватило. Сами мы не имеем права ничего делать, да и мы не можем прокопать траншею и сами положить канализационные трубы и подвести их к центральной канализации. А государственные предприятия, которые должны это делать, просто отказываются это делать. Внутреннюю проводку мы меняли сами, это незаконно, но выхода не было! Производство, которому принадлежит этот барак, отказало нам в помощи, а проводка перегорела, потому что была очень старая, вот мы сами ее и меняли.

— А ваши родители не пробовали стать на очередь на жилье сейчас?

— Как мы могли стать на очередь, если нас даже не уведомили о том, что с очереди на улучшение жилищных условий наша семья снята? Недавно мы ходили на производство «Пуховичская картонная фабрика» для того, что бы попросить этот документ, но нам было категорически отказано, имеются свидетели. По закону этот документ должен находиться на руках у моих родителей.

— Какое отношение к вашему отцу со стороны предприятия, по вине которого ваш отец стал инвалидом?

— Отец был уволен директором предприятия Александром Савчиком, но потом был восстановлен судом, так как увольнение было незаконным. Кстати, он Александра Савчика неоднократно поступали угрозы в адрес моей семьи за то, что мы пытаемся добиться того, что нам положено по закону, т.е. улучшения жилищных условий.

— Что вы думаете делать дальше?

— Дальше мы просто не знаем что делать. Я написала в администрацию Лукашенко электронное обращение осенью 2013 года, но ответа до сих пор нет.

Источник: Хартия’97 :: Новости из Беларуси