Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Разделение без остатка

Понедельник, 13 апреля 2015

Ошибок не исправишь, мертвых не воскресишь, прошлого не вернешь – всяк живущий знает эти банальные истины.

Применительно к народам и странам фраза звучит иначе: история не знает сослагательного наклонения. Смысл тот же самый.

Однако человек так устроен, что способен годами, обжигаясь памятью, мысленно переигрывать свою жизнь. Занятие мучительное, поскольку исправить ничего нельзя. Но и не бессмысленное, ибо помогает понять происходящее с тобой и другими людьми. Здесь и сейчас.

С историей, которая знать не желает сослагательного наклонения, происходит нечто подобное.

Тяжело, да и глупо вроде думать о том, что было бы, если бы Россия с присущим ей Путиным занималась своими проблемами, никак не вмешиваясь во внутренние дела Украины. Если бы евроинтеграция соседней страны не воспринималась в Кремле как личное оскорбление и предательство. Если бы смена власти в Киеве не повлекла за собой аннексию Крыма и войну в Донбассе.

Да, но как не думать? Тысячи жизней были бы спасены. Сотни тысяч людей не стали бы беженцами. Украинские политзеки не сидели бы в российских тюрьмах. Отношения между миллионами граждан России и Украины не определялись бы такими чувствами, как ошеломленность, злость, ненависть.

С другой стороны, тупиковые эти мысли, как бы вхолостую вращаясь, позволяют постичь многое. В частности, степень одичания верховной российской власти. На эту тему написано уже очень много, но самая ясная картина возникает именно в том случае, когда поворачиваешь время вспять. Внезапно осознавая, что история в сослагательном наклонении означает норму. Противостоит нынешнему безумию.

Происходящее в Киеве тоже поддается такого рода осмыслению. С той, однако, разницей, что практически любое заметное событие во внутриполитической жизни Украины, как легко догадаться, продиктовано внешними обстоятельствами: аннексией, оккупацией, войной. Эти действия могут вызывать непонимание или даже протест, но лишь до тех пор, пока не осознаешь их вынужденный характер. Их неизбежность применительно к исторической трагедии, которая не оставляет выбора.

Закон об осуждении тоталитарных режимов и запрете пропаганды их символики, принятый Верховной Радой, порождает немало вопросов. Не вполне ясно, что теперь украинцы будут делать с той символикой, которую советские солдаты водружали над Рейхстагом. Как станут оценивать картинки, на которых борцы за свободу Украины выступали под нацистскими знаменами. Откуда, наконец, Петр Порошенко возьмет миллиарды гривен, необходимые для переименования улиц, поселков и городов, которые до сих пор носят звонкие имена коммунистических вождей и прочих героев, помельче. Вообще нет ли у соседей дел поважнее, чем тотальная ликвидация символов сгинувшей советской эпохи?

Оказывается, нет, и речь тут не столько о Серго Орджоникидзе или Сергее Кирове, сталинистах и жертвах сталинизма, сколько опять-таки о форсированном характере истории и о том, что памятники или улицы, названные в их честь, символизируют сегодня. Проблема в том, что коммунистические вожди ныне олицетворяют всеядную путинскую Россию с ее усатыми иконами и Зюгановым под хоругвями. То есть нечто ненавистное, враждебное, невыносимое, как паучьи кресты и свастика в оккупированном Киеве. Оттого, кстати, и Днепропетровску едва ли вернут славное имя Екатерины, хотя императрица, согласно новейшим изысканиям, вовсе не была сталинистом.

Ошибок не исправишь, мертвых не воскресишь, прошлого не вернешь, но с ним можно рассчитаться в настоящем. Вытравляя Россию отовсюду, где она еще оставляет свой имперский след. Выказывая демонстративное отторжение от общей некогда истории.

И это тоже вполне себе исторический сюжет, которого не переиграешь и не переиначишь. Это сюжет, прямо скажем, русофобский, но украинские политики в нем выступают на вторых ролях. А постановщиком и главным героем пьесы, посвященной истреблению советских тоталитарных символов на Украине, является Владимир Владимирович. Его личных заслуг в том, что называется возбуждением вражды между народами, невозможно переоценить. Он и дотянулся, проклятый, если использовать мем, до всех ветхосоветских памятников. Он их и сокрушил, упразднив заодно и коммунистическую оппозицию в соседней стране, и сочувствовавший ей электорат, который остался в Крыму и в Донбассе.

Депутаты Верховной Рады лишь проштамповали закон, который продиктовала эпоха. Парадокс, но ведь история вся соткана из таких парадоксов. Когда вводишь куда-нибудь войска, испытывая чувство глубочайшей внутренней правоты, и обратной дороги уже не находишь. Как из лабиринта, где днем с огнем, тычась в стены, ищешь сослагательное наклонение.

Был такой анекдот про Николая II, награжденного орденом Ленина за создание революционной ситуации в России. Нечто подобное российский президент сотворил с Украиной и с братским украинским народом, буквально заставив его в спешном порядке развертываться в сторону ЕС и НАТО, где и вправду советские памятники будут смотреться как-то сиротливо. Этому неизбежному в сущности процессу Путин придал резкое ускорение. Но ордена ему за это не вручат и памятника не поставят. История несправедлива, и люди злопамятны – что поделаешь.

Илья Мильштейн, Grani.ru

Источник: Хартия’97 :: Новости из Беларуси