Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Главные Новости

Любимый сын президента: Николай, третий

Понедельник, 31 августа 2009

Александр и Николай Лукашенко выбирают президента Беларуси

В семье главы государства — именинный нон-стоп. Вчера исполнилось 55  самому Александру Лукашенко, сегодня — пять лет его младшему сыну Николаю. В последние полтора года сюжет о папе-президенте и его Коле стал одним из самых лакомых для журналистов и обсуждаемых среди электората.  

Интригу задал сам глава государства, когда на пресс-конференции в апреле 2007 года ошеломил откровением. Отметив, что ни первый, ни второй его сын президентами не будут, Александр Лукашенко заявил: «А если уже говорить о преемнике, то самого маленького буду готовить в преемники. Уникальный человек. Поэтому подождите, может, мы не дождемся, но другие поколения белорусов дождутся…».
Позже официальный лидер сказал, что это была шутка. В смысле передачи власти, а не наличия третьего сына.
Впервые мальчика показали рядом с руководителем страны на субботнике в апреле 2008 года. Потом ребенок стал появляться в кадре все чаще. Родственные чувства не скрывались. Журналисты строили версии: может, лорд Белл посоветовал для смены имиджа? Потом в прессу просочилось имя — Николай.
Сегодня официальный лидер уже без обиняков говорит: да, это внебрачный и горячо любимый сын. И посвящает Николаю, пожалуй, самые эмоциональные пассажи в своих интервью.   

ФОТОГАЛЕРЕЯ АЛЕКСАНДРА И НИКОЛАЯ ЛУКАШЕНКО  

 
«Так чего я должен то, что Богом дано, прятать?»

Вопрос: Я бы хотел поговорить о вашем младшем сыне Коле, с которым в последнее время вас можно часто вместе видеть…

Александр и Николай Лукашенко принимают доклад начальника Генштаба Вооруженных Сил Беларуси

Ответ: Так у меня судьба сложилась, это не потому что я пиарю. Откровенно вам скажу, что если меня нет дома, он не спит, не ест, это вообще не ребенок. Вот он привязан, как хвост, и это уже не первый год. Я в зарубежную командировку вынужден его брать, потому что он не будет спать, он дойдет до изнеможения. Всё, со мной в самолете он поспит, поест — он привязан, и он привязан к отцу — ну что, я его должен отпихивать, он что, мне мешает? И второе — "Вот, он там сидел на переговорах официальных, и маленький Коленька у него на коленях". Ну, было однажды, я говорю: "Коля, сядь рядом, ну не надо на колени, это же официальные переговоры". Он тут устроил скандал: "Нет, я хочу с тобой на колени. Ты мой папа, я хочу с тобой на колени". Ну что тут скажешь, когда уже операторы сидят, журналисты, все — "Да ладно, сядь ты уже на колени". Или, я приезжаю к папе римскому, там невероятно, чтобы кто-то куда-то ребенка привел, такого еще не было, и я уже его взял, говорю: "Но будешь в коридоре". — "Хорошо, буду в коридоре, я хочу посмотреть на его военных". Приходим туда: "Папа, а где его охрана военная?" — "Да вот", — говорю. "Да какая это, — во весь голос, — военная охрана, это же какие-то клоуны!" Ну, они разодетые так. Я вижу, они так улыбаются. И вот заканчивается разговор, и папа римский: "А где ваш маленький ребенок?" Я говорю: "Ну, где-то у вас в коридоре ходит там" — "А вы бы его могли позвать?" Я говорю: "Хорошо", и вот я тогда говорю: "Позовите" — переводчику. Заходит этот малыш… Как изменился этот человек, в возрасте, никогда не видевший детей! Смотрю, у него слезы на глазах, он Колю по головке гладит, а Коля не любит, вот от меня у него — по голове он любит, когда его гладят, только отец может по голове его там, — и он, смотрю, съежился, и я ему говорю: "Терпи. Терпи", говорю. И этот папа римский забыл, что он папа римский, с этим малышом. Он ему подарки подарил, кстати, российский букварь. Чтобы учить русский язык… Понимаете, вот душевная была атмосфера, забыли про меня там, Коля был там в центре внимания. Поэтому ну так сложилось в жизни, и что тут ерничать, я часто говорю: "Ну, некоторые своих жен таскают по всем этим визитам, некоторые собак приводят на переговоры" — никто никого не критикует.

Вопрос: Ну, ваш коллега, президент Обама, с тещей приехал.
Ответ: Да, с тещей, ну, вроде все нормально. Как ребенок — ну что тут ребенок, ну, нормальный ребенок, очень подвижный, извините за нескромность, умный мальчик. Он в 5 лет, еще 5 лет нет, он все понимает, все знает, где что можно, где нельзя. Поэтому это уже, знаете, как, может, грубо скажу, как талисман мой, это мой крест, вот я его несу. И знаете, давайте так откровенно, я часто думаю — ну, мог бы я не показывать, вырезали бы операторы.
Вопрос: А зачем?
Ответ: А скажите, а сколько у нас, у России и у Белоруссии, детей вот таких, как "внебрачный сын президента", как у нас говорят. Сколько у нас таких детей? А сколько у нас брошенных детей? Так пусть это будет примером тому, коль уж в жизни так сложилось, что у тебя родился ребенок, не важно, как он родился. Вот тут Путин сказал: "Это от Бога". Так чего я должен то, что Богом дано, прятать? …Вы знаете, извините за нескромность, как мне часто те, кто меня знает, говорят: "Таких отцов не бывает". И действительно, я и старших своих детей безумно любил. Если у меня маленький ребенок — все, я забываю о какой-то там любви, о чем-то, у меня есть работа и у меня есть ребенок, я ну до бешенства люблю детей. Это и старших касалось, и этого ребенка касается, это святое.
(Из интервью «Известиям», август 2009 года)  

 
«Строй колом встал. Коля там порядок быстро навел!»  

Николай Лукашенко дарит букварь Папе Римскому
С Папой Римским Бенедиктом XVI у нас была запланирована встреча на 25 минут, мы беседовали 50 минут. Сели, как это принято в Ватикане, в библиотеке с ним, рядом два переводчика. Я не знал, как вести себя с ним. У меня пиарщиков нет. Я клянусь перед Богом, никто мне не рассказывает, что надеть, как сказать… Я действую по наитию.
Да, я был там с сынишкой, Колей. У нас и у вас по этому поводу ёрничали, но на самом деле, я считаю, в этой встрече с Папой в чем-то был и показательный момент, хотя протокол, «не положено» и всё такое.
Вот встретились. Беседуем. И Папа меня спрашивает: «А где ваш сынишка?» Я говорю: «Он здесь, но у вас тут барьеры похлестче, чем у нас, у светских». — «Какие барьеры? Вы можете его пригласить?» — «Могу, это огромная честь мне и моему ребенку. Он сейчас строит ваш караул».
А Коля как увидел этих гвардейцев, караул Папы, спросил меня: «Что это за клоуны?» Ну, малыш же, не понимает еще. Я говорю: «Это не клоуны, это военные». Он — своё: «Какие это военные? У них же ни погон, ничего такого». И начал их в коридорах строить. И те в шутку хохотать начали. У них же всё это не принято. Строй колом встал. Коля там порядок быстро навел!
Он пришел, папа его увидел и растаял. Колю по головке стал гладить. А малыш не любит, когда до него кто-то дотрагивается, кроме меня, а тем более по голове гладит. Он, как взрослый, чувствует, что надо потерпеть, но не может. Я ему говорю: терпи, ты же хотел с Папой Римским встретиться. Коля ему брелок детский со своим изображением подарил. Папа этот брелок взял, что-то пытался сказать. Когда у человека не было детей, вы же понимаете… 

Стали мы дарить другие подарки. А я Колю проинструктировал в гостинице, как и что говорить при этом. Дарит он папе букварь и говорит: «Читайте, учите наш язык, у меня ещё одна книжка осталась». Папа спрашивает: «Ты уже в школу пойдешь скоро?». И опять его по головке гладит. Потом я говорю: «А это от нас с сыном подарок. Мы православные», — и подарил остальное. За букварь этот меня тут уже долбали наши националисты: почему не наш букварь подарил, а российский?! Честно говоря, мне всё равно было, какой дарить, российский или наш, у малыша их два — на белорусском и русском языках.
Когда стали уходить, папа сказал: «Хороший у вас сынишка». Я в ответ: «Да, не обижаюсь». — «Может быть, священником будет?» — «А вы уже решили, каким?». Он говорит: «Не важно, каким. Все — христиане». Папа предложил: «Давайте сфотографируемся». Стали фотографироваться. Это была, может быть, самая демократическая встреча у Папы Римского.  

Николай и Александр Лукашенко на льду

«Он малыш, а его уже так измочалили!»

Об одном прошу: только не трогайте — пятилетнего ребенка, моего сына. Он малыш, а его уже так измочалили! Ведь он скоро сможет прочесть все эти гадости!

Вот журнал «Огонек». Заголовок — «Белорусский принц». Фотография во всю полосу, где я его на руках держу в хоккейной форме. Ну, как это назвать?! Я приехал в Москву на чествование знаменитого хоккеиста, меня пригласили выступить за сборную мира или России, сейчас я уже не помню. Это было еще полгода назад. И этот малыш, как обычно, увязался. Мы дарили подарки жене этого хоккеиста. Я его взял на руки, и как раз в этот момент сфотографировали. Ну, и соответствующий текст — о чём шепчутся в Белоруссии. И всю эту грязь, кто с кем спал, кто от кого родил… Россия большая, два миллиона чиновников, да посмотрите, кто там от кого рожает! Я же Николая не прячу. Ну, так случилось в моей жизни. Кто знает, как это было, кроме меня?..
Ну, зачем это? Критикуйте политику, позицию, цитируйте, только честно, да даже и тенденциозно. Но не врите, не перетирайте личное, особенно детей, особенно маленьких. Они этого не заслуживают. Дети — это святое.
(Из интервью журналу «Союзное государство», № 6—7, 2009 год)   

 
ЛУКАШЕНКО О БУДУЩЕМ ПРЕЗИДЕНТЕ БЕЛАРУСИ
«Если говорить о преемнике, самого маленького будут готовить — уникальный человек», — заявил Александр Лукашенко на одной из пресс-конференций. слушать

«И если я говорил о своем малыше, то это была обычная шутка»
Кстати. Сегодня, в день своего пятилетия, Коля вместе с папой посетил детский сад в агрогородке Лясковичи, угостил местных ребятишек праздничным тортом и роздал подарки. От имени президента садику подарен новый компьютер.— Демократия, по идее, предполагает, что власть меняется. Вы узаконили через референдум, что у вас третий президентский срок. И если я правильно читал, вы сами говорили, что подготавливаете своего младшего сына в качестве преемника. Получается монархия в каком-то плане…
— У нас это невозможно. И если я говорил о своем малыше, то это была обычная шутка. Но журналисты это восприняли почему-то всерьез.
— Какой вам видится Беларусь через 10 лет?
— Процветающим государством, к которому никто не будет иметь никаких претензий, в том числе и Австрия.
— А президентом будет Александр Григорьевич Лукашенко?
— Через 10 лет? Вряд ли, конечно. Я думаю, к этому времени вырастут новые люди, которые возьмут в руки страну и поведут ее. Но запомните: в нашей стране кто будет президентом, очередным, будет определять только белорусский народ.
Я помню, как меня избирали. Так тогда решил народ. И это святое право никто не имеет у него, у этого народа, отнять. И я это право у своего народа отнимать не намерен.
(Из интервью «Die Presse», июль 2009 года)  

Источник: БЕЛОРУССКИЕ НОВОСТИ